Муниципальное бюджетное учреждение культуры "Централизованная библиотечная система"

Поиск

"И у самого дальнего края с наслажденьем творить и дарить!.."

"И у самого дальнего края с наслажденьем творить и дарить!.."

Он был прекрасным музыкантом, танцором, литератором, лектором, режиссером, историком. Ительмен по рождению, он так говорил о себе: «Пусть меня считают ительмены ительменским поэтом, коряки корякским. Главное в творчестве – быть принятым народом и сердцем служить ему».

Георгий Германович Поротов. Наверняка вы слышали это имя. Об этом человеке знают и далеко за пределами Камчатки. Он родился 3 мая 1929 года в Елизово, которое тогда еще было селом. Но детство и юность его прошли в долине реки Камчатка, в селе Мильково.

Село Мильково

Отец будущего писателя, Георгий Васильевич, не был грамотным. А вот его мама, Надежда Андреевна, окончила церковно-приходскую школу и по тем временам считалась образованной женщиной. Кроме Георгия в семье было еще шестеро детей: трое сыновей и три дочери. Гоша был старшим из них.

Бабушка Георгия была большим знатоком народного ительменского творчества. В зимние холодные вечера, когда из-за непогоды было невозможно выйти на улицу, она собирала всех своих внуков и рассказывала им народные сказки, легенды, сказания, пела народные песни. Может быть, поэтому, позже, когда Гоша стал взрослым, он не представлял себе жизни без камчатского фольклора.

По происхождению Поротов считал себя «из крестьян». С 15 лет он пахал землю, пас лошадей, работал кузнецом в кузнице, вел бухгалтерские книги в колхозе имени Сталина.

Поротова (Бобрякова) Надежда Андреевна, мама

Герман Васильевич Поротов, отец

В 1953 году Георгий переезжает в город Биробиджан, где поступает в Хабаровскую краевую культпросветшколу. После четырех лет учебы он получил диплом методиста-организатора клубной работы. А вот писательская деятельность Георгия Германовича началась в мае 1957 года. В это время в Москве проходил фестиваль молодёжи и студентов. Георгий был избран делегатом от студенчества Биробиджана. По этому поводу он написал свое первое стихотворение «Друзья, на фестиваль!». Оно было положено на музыку и стало песней. К сожалению, текста этого стихотворения я нигде не смогла найти.

В этом же 1957 году герой моего повествования вновь вернулся в Мильково. Здесь он встретил старых друзей. Вместе они создали оркестр народных инструментов, хор, танцевальные и драматические кружки.

С друзьями из культпросветшколы
С участниками танцевального коллектива

В 1959 году Георгия назначили заведующим культурным центром в Палане. В связи с этим ему пришлось уехать из Милькова. Хотя это решение далось ему нелегко: на том момент он был уже женат, и у него недавно родился ребёнок. Родители отговаривали сына от поездки, но возможность новой интересной работы решила его выбор. И он, уже будучи руководителем культурного центра, отправляется в командировку на север Камчатки в Пенжинский район.


С женой Надеждой

Эта поездка стала решающей для его творческой судьбы. Север просто заворожил Георгия. Жизнь людей здесь очень отличалась от городской, другими были и сами люди. Они жили вдали от цивилизации так, как в своё время жили их отцы и деды: они так же охотились, рыбачили, пасли оленей. Их быт не был лёгким, зато северяне не теряли твёрдости духа, не унывали. Ведь суровая тундра не терпит нытиков. Старожилы тундры жили в единении с природой и сохранили в своих душах мудрость предков. А мудрость эта – не только умение выживать в суровых жизненных условиях. Это ещё и культурная сокровищница северных народов: песни, сказки, мифы, предания.

Георгий Поротов ездил из селения в селение, знакомился с интересными людьми и записывал всё, что ему рассказывали. Особое место в устном народном творчестве северян занимали песни ходилы. Исполнение такой песни сопровождалось танцем. В Тигиле Георгий познакомился с дедом и бабкой Запороцкими. От них начинающий поэт и узнал о ходилах. Особенно наш путешественник впечатлился песней под названием «Бакию». Да так впечатлился, что по ее мотивам написал стихотворение с одноимённым названием.

Само слово «бакию» означает старинный ительменский танец, танец медведей.

Развесёлый был мой дед,

Танец выдумал на свет

Бакию, бакию.

Чтоб веселья больше было,

Бабка песню сочинила

Бакию, бакию.

А мы хлопали в ладоши:

Не жалей, наш дед подошвы.

Бакию, бакию.

Гость сидел — не утерпел,

Топнул озимь и запел

Бакию, бакию.

И сосед назавтра тоже

Оттанцовывал дай боже,

Бакию, бакию.

Тот весёлый дедов пляс

Мы танцуем и сейчас

Бакию, бакию.

-Узнаю по пляске Ое!-

Крикнул дедушка Айвай.-

Эх, тряхну-ка стариною,

Бабка, музыку давай!

Бакию, бакию.

В зимней пенжинской тундре от оленеводов Поротов впервые узнал об обычае дарить песню хорошему другу. У коренных народов Севера есть такое понятие, как родовая песня. Она может принадлежать только определённой семье, никто другой не имеет права её исполнять. Были ещё и индивидуальные песни, адресованные  только одному человеку — тому, кто сочинил ее. Если человек ехал далеко в тундре и пел песню, его можно было узнать по ней.

Георгию жители тундры дарили и такие, личные песни. Дарили, потому что для этих людей он был своим парнем, покладистым, шутливым, уважительным к старикам.

Позже молодой писатель отблагодарил людей Севера своим стихотворением под названием «Кэнакэтой», что означает «Помни»:

Чтобы дружбы нашей пламя

Не погасло вдруг,

Песенку дарю на память

Я тебе, мой друг.

Кэнакэтой, кэнакэтой.

Будешь ты в краях нездешних,

В дальней стороне,

Вспомнишь звуки этой песни,

Вспомнишь обо мне.

Кэнакэтой, кэнакэтой.

Оживёт перед тобою

Край корякский мой,

С чудной дикою красою,

С долгою зимой.

Кэнакэтой, кэнакэтой.

А потом в селе Карага произошло ещё одно событие, на первый взгляд вроде бы незначительное. Наш собиратель фольклора попал на корякский праздник Хололо. Это праздник окончания сезона охоты у береговых коряков. Неожиданно для себя Георгий попал в неудержимый переплёт веселья. Он стал участником древних игровых ритуалов, наблюдал народные песни и танцы. В этом селе наш любитель камчатской старины записал на магнитофон уникальную песню уток, которую исполняли сёстры Поповы, старожилы Караги. В песне были непереводимые на русский язык повторы-приговоры, имитирующие голоса птиц: оча-ча, ак-ка, кхе-хе-хе, кья-кья-ях-ях-ях. Песня настолько поразила Георгия, что по её мотивам он пишет собственное стихотворение:

Только снова заалеет зорька на востоке,

Раздаются крики уток на речной протоке:

Ахама, хама, хама,

Ик, ик, ик.

Захватив ружьишко, Ое с песней мчится к речке:

— Вы сейчас, певуньи-утки, будете все в печке.

Ахама, хама, хама,

Ик, ик, ик.

Подползает тихо Ое к жирным уткам близко,

Прямо в стаю целит Ое, но молчит ружьишко.

Ахама, хама, хама,

Ик, ик, ик.

Позабыл патроны дома – вот такие шутки!

Пока Ое бегал к юрте, улетели утки.

Ахама, хама, хама,

Ик, ик, ик.

Обратите внимание на своеобразный припев песни. В начальном варианте такого припева не было. Первыми слушателями песни стали  сёстры Поповы. Они выразили своё мнение: чего-то не хватает. И тогда начинающий поэт решил прибавить припев, как бы имитирующий голоса уток. От окончательного варианта стихотворения все были в восторге. Жители Караги решили, что это стихотворение очень похоже на их народные песни.

В путешествии по северу Камчатки Георгия Поротова сопровождал его друг Владимир Коянто. В результате поездок были созданы три совместных сборника стихотворений: «В стране песни», «Дарю тебе песню» и «В стране Кутхи». Обратите внимание на то, что в двух названиях из трёх встречается слово «песня». Северная песня – вот что больше всего поразило друзей во время путешествия. И песня не только в узком смысле этого слова, песня – это голос севера, это северный рассказ на разные голоса. И голоса эти слились в единый хор. В этих стихотворных сборниках – вольное переложение собранных в тундре стихов и песен. Эти стихотворные переложения стали популярными не только в литературных кругах, но и, как говорится, пошли в народ.

Первый сборник стихотворений вышел в 1967 году, назывался он «Ое». Остановимся на небольшой предыстории его появления. К этому времени дома у молодого писателя были собраны уникальные коллекции: магнитофонные пленки с записями ительменских песен, корякских дразнилок, алеутских и чукотских песен. А ещё Георгий собрал много баек о разных забавных случаях в селениях. Героями этих баек были реальные люди, которых он встречал. И что же было делать со всеми рассказанными историями? Он подумал и решил объединить их в одном произведении. Как будто бы эти случаи произошли в жизни одного человека. Так появился Ое. Кто же это? Ое – неудачник, с ним вечно происходят какие-то смешные, нелепые истории, постоянно он во что-то впутывается. Но зато нрав у него весёлый, он никогда не унывает. За такой лёгкий характер его и любят. Ое немного напоминает героя русских сказок Иванушку-дурачка.

Вот как представляет Ое Поротов:

На севере Камчатки,

У сопки Пяти братки,

Течёт река Паллан.

У той реки когда-то

В юртишке небогатой

Жил Ое-нымылан.

Он был из бедняков бедняк,

И не везло ему никак,

Но никогда не вешал нос

Ни от обиды, ни в мороз.

Весёлым парнем Ое был,

За то народ его любил.

В стихотворении встретилось слово «нымылан», значение которого многие люди не знают. Нымылан – это коряк, который занимается рыбной ловлей и охотой. Были у коряков ещё оленеводы, их называли чавчувены.

Автор назвал сборник об Ое повестью в стихах. На протяжении ее мы можем проследить жизнь главного героя: вот он поехал на охоту, вот встретил медведя, вот рассказывает небылицы людям, а ему никто не верит. Вот он пляшет на празднике Хололо, да с таким настроением, что кажется, мы сами присутствуем на этом празднике. Потом в жизни Ое произошли большие перемены: он уехал учиться в Ленинград, а вернулся уже учителем. Заканчивается повесть его женитьбой. Повесть читается очень легко, на одном дыхании, язык её простой. В ней Поротов как будто говорит языком жителей северных селений, вставляет в неё местные словечки и шутки.

Это было только начало творческого пути Георгия, и писатель не воспринимал свои стихотворения всерьез. Самым главным делом своей жизни он считал продвижение самодеятельности народов Камчатки. Нужно показать всей стране, как танцуют, поют и рассказывают сказки его земляки.

Вместе со своими друзьями Владимиром Коянто и Татьяной Лукашкиной он организовал первый национальный самодеятельный ансамбль, который стал популярным не только на Камчатке, но и за её пределами.

Владимир Коянто

Татьяна Лукашкина

Кстати, его друзья тоже приняли участие в создании образа Ое.

За сборник «Ое» Георгий Поротов получил премию имени Виталия Кручины. Затем состоялся Первый Всероссийский семинар литераторов Севера и Дальнего Востока, где критики отметили глубокую народность сборника «Ое» и признали автра талантливым поэтом. Наш писатель очень удивился такому повороту событий. «Интересно», — сказал он, — я эти стихотворения за серьезную поэзию не считал: ведь их так легко писать. Сел – и готово. А я всегда считал, что настоящая поэзия – это когда над каждой строфой сидишь месяцами». Но, тем не менее, сборник «Ое» стал одним из лучших в его творчестве.

Ещё один стихотворный сборник героя нашего повествования называется «Оборванные струны». Название ему дало одноимённое стихотворение. И я хочу, чтобы вы с ним познакомились:

Друзей нас было пятеро тогда,

Неразличимых музыкантов юных,

Влюблённых в полечку и август лунный,

Готовыми к веселию всегда!

Гуляли мы по улице села

Под стройный звон гитары с мандолиной.

Для нас луна сияла над долиной.

Стояла ночь, как девушка, светла!

Однажды на дорогу вышел к нам

Хмельной старик с облупленною скрипкой

И обратился с грустною улыбкой:

Как стало, братцы, скучно по ночам,

В хмельной тоске отныне длинен час…

Прошу, примите до своей коммуны,

Старинный вальс «Оборванные струны»

Я научу играть, ребята, вас!

Насупив брови, наш квинтет притих.

Откуда он: из ада иль из рая?

Чудной старик, зря время не теряя,

Заставил скрипку выплакать мотив!

Луна в восторге выпучила глаз

Дед показал хорошую игру нам!

Но мы в ответ ударили по струнам

И вдоль по улице пустились в пляс!

Друзья,

Как нынче не хватает вас!

Всё в памяти всплывает август лунный.

Старик… И я теперь играю вальс

С названием «Оборванные струны».

Согласитесь, огромная разница со стихотворениями из сборника «Ое». Если там язык лёгкий, простой, близкий к народному, то здесь он совсем другой, более сложный, литературный. А настроение? И настроение очень сильно отличается – здесь мы видим грусть по ушедшим друзьям, по тому как быстро и неумолимо бежит жизнь. Герой вспоминает себя молодым и бесшабашным, не поняли друзья по молодости лет песню старика. Зато прожив годы, лирический герой стихотворения сам сроднился с этой музыкой. Кстати, вальс «Оборванные струны» — любимое музыкальное произведение Георгия Поротова. Философская задумчивость, грусть пронизывают весь стихотворный сборник. А еще в этом поэтическом цикле автор многократно признаётся в любви Камчатке. Он – сын камчатской земли, её часть, часть её природы и даже часть её истории. И стихотворение «Пируют гамулы» тому наглядный пример. По древним преданиям ительменов, в вулканах Камчатки жили великаны – гамулы. Когда они, гамулы, поохотившись, танцевали ритуальные танцы у разведённого костра, начиналось извержение вулкана. Любопытно, что друзья Георгия так и называли его между собой – Гамул.

Пируют гамулы,

Пылает костёр.

От бубенных гулов качает шатёр.

А кто их осудит?

От пляски чумной

Проснулись и люди,

И пихлач лесной…

Весёлый Шевелуч

Играет огнём,

Долину шевелит

И ночью, и днём.

Игра великана.

Раскатистый гул!

Я в жерло вулкана

Перо обмакнул!...

Часто в своих стихотворениях поэт называет Камчатку «страной Уйкоаль». Что же это за страна – Уйкоаль? Древние ительмены так называли долину реки Камчатки. У Георгия это название перешло на всю Камчатку. Уйкоаль – это родина.

Песни древней страны Уйкоаль

Мне знакомы ещё с колыбели

И стоят, как туманная даль,

В изгловье походной постели.

Георгий Поротов писал не только стихотворения. В 1969 году читатели познакомились с его книгой «Корел». В эту книгу вошли пьесы, написанные по мотивам ительменских народных сказок. Почему же писатель решил поставить именно пьесы? Дело в том, что камчадалы, рассказывая сказки, обыгрывали их, пели как песни, танцевали под них. Это была своего рода инсценировка сказок. Это был очень хороший материал для написания сказочных пьес. По ним сразу же организовались театральные постановки по клубам Камчатки. В 1981 году пьеса  «Веселый Акан» была показана в Москве на сцене Малого театра. В ней рассказывается о путнике Акане, который в пути встречает разных персонажей. Среди них есть и животные: ворон, медведь, лиса. Но встречает Акан и людей: бедного пастуха, богача Покку, шаманку Куку. У каждого героя свой характер. У ворона характер мудрый, а вот медведь – неуклюжий, но добрый, а лиса, конечно же, хитрая. Богач Поккку – жадный, а шаманка – его пособница. На протяжении всего действия пьесы Акану строят козни, но, в конце концов, добро, естественно, побеждает зло. Пьесы увлекательны и очень музыкальны. Автор сам пишет к ним музыкальное сопровождение.

Ещё один жанр творчества писателя – переложение старинных преданий. Поэма «Акиках, Ачичух, Абабах» написана на основе старинного корякского предания.

Акиках, Ачичух, Абабах, худ. К. Килпалин

Акиках – это сын солнца, Ачичух – сын дождя, а Абабах – сын холода. Если верить корякскому фольклору, эти три сына были героическими личностями. Вроде русских былинных богатырей. А в версии Георгия Поротова — это веселые персонажи, которые пошли на охоту ловить мамонта. Да и само произведение совсем не героическое, а скорее веселое и шутливое.

В поэме «Эльвель» писатель переложил древнее предание о красавице Эльвель, которую полюбили два юноши – Каврал и Плахен. Как разворачивались события, вы узнаете, если прочитаете эту поэму. Но закончилось произведение так: «С тех пор прошло много лет, но над сопкой в тундре нередко слышится крик орла: «Эльвель», а быстрые реки Каврал и Плахен в бурном краю, шумя, как будто тоже повторяют имя Эльвель».

В поэме «Кочующее племя» рассказывается о переселении эвенов на Камчатку. В ее основе лежат реальные исторические события, но в ней много и фольклорного, мифологического.

В поэме «Федька Дранка» повествуется о переселении на Камчатку казаков. Главный герой – Федька Дранка. По сюжету произведения он, защищая любимую девушку, убил человека. Из-за этого ему пришлось отправиться на Камчатку. Приехав, он знакомится с местными жителями, их образом жизни, обычаями. Невеста Федьки Люба позже приезжает к нему, но её насильно выдают замуж за богатого купца. Не желая выходить замуж за нелюбимого, Люба кидается в море. А Федька остаётся жить в корякском стойбище, где находит себе верных друзей. Конечно, многое в поэме вымысел, но в ней есть и реалистические детали: показан быт корякского стойбища, рассказывается о священнослужителях, которые приезжали на Камчатку, чтобы приобщить местных жителей к православной вере. В поэме нет мифических элементов.

В конце 70-ых годов герой нашего повествования обращается к исторической прозе. Автор пробует проявить себя в новой роли – роли писателя-историка. По итогу этой деятельности выходит его роман «На околице Руси». Действие происходит в годы гражданской войны. Герои романа – жители села Мильково, камчадалы — потомки смешанных семей казаков и ительменов. Среди героев есть и родители Георгия Поротова: рыбак-отец и крестьянка-мать. Многие персонажи романа тоже существовали на самом деле. Например, дедушка Акиндиныч. Но наряду с героями, прототипы которых были реальными людьми, есть в романе и выдуманные герои. Эта книга была с интересом встречена читателями. Особенно жителями Милькова. Ведь писатель рассказывал об их земляках-мильковчанах, живших в селе много лет назад.

Ещё одно историческое произведение писателя — роман «Камчадалы». В нём рассказывается о событиях русско-японской войны в 1904-1905 годах. По замыслу автора, роман «Камчадалы» должен был стать началом романа «На околице Руси». Однако, «Камчадалов» он писал гораздо позже. Действие «Камчадалов» начинается в 1905 году, а роман «На околице Руси» повествует о 20- 30-ых годах. В «Камчадалах появляются многие герои, судьба которых развернется в произведении «На околице Руси». Это Илларий, который становится в следующем романе старостой Милькова. Андрей Акиндиныч Бобряков в романе «На околице Руси» уже называется дедушкой Акиндинычем. Один и тот же геройзвонарь Фана в произведении «Камчадалы», а в романе «На околице Руси» он становится дьячком Агафангелом.

При написании романа «Камчадалы» автор опирался на реальные исторические факты, изучал биографии земляков. Писатель успел создать только четыре главы романа, произведение так и осталось незаконченным. Но с другой стороны, эти четыре главы очень талантливо написаны и пронизаны духом своего времени. В романе много самобытных, интересных характеров, живой, разговорный язык. Георгий Поротов рассказывает о том, что жители Милькова – добрые, отзывчивые люди. Но глупыми чиновниками, которые не знали и не понимали местной жизни, эти люди назывались «инородцами». Местных жителей чиновники унижали, запугивали. Камчадалы впадали в крайнюю нужду из-за жадности пришлых предпринимателей. Власть имущие чужаки стремились поживиться, а местные жители от этого страдали.

Но когда на Камчатку напали японские завоеватели, на защиту своей малой родины встали все ее жители: кто по долгу службы, а кто по велению сердца. Описывая эти исторические события, автор романа создал атмосферу единого патриотического порыва. Думается мне, что как бы ни менялись наши политические взгляды, мы не вправе идти по жизни не помнящими родства и нашей истории. Об этом говорил Георгий Поротов всем своим творчеством.

За развитие искусства народов Севера и Дальнего Востока Георгий Германович Поротов был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Писатель ушел из жизни в 1985 году и похоронен на новом Петропавловском кладбище.

В 1993 году ему посмертно присвоили звание почетного гражданина Петропавловска-Камчатского.

Именем Поротова названы улицы в Мильково и Палане, а также учреждена премия его имени.

2751
Нет комментариев. Ваш будет первым!