Муниципальное бюджетное учреждение культуры "Централизованная библиотечная система"

Поиск

Топонимика Камчатки: тайны камчатских рек

Топонимика Камчатки: тайны камчатских рек

   В «Чертежной книге Сибири 1701 года» сибирского картографа Семёна Ремезова есть «Чертёж земли Якутцкого города». На нём — весьма своеобразное изображение полуострова Камчатка, назван­ного «Носом Ламским».

   На западной стороне «Носа» — некоторые реки западного побе­режья Камчатки. Одна из них — «Времполха». Ясно, что это кам­чатская река Воямполка! Севернее её — «Р. Тьгимвоем». По всем данным, это — Тигиль. И, наконец, между устьем Пенжины и рекой «Тьгим» (Тигилём) — интереснейшая надпись: «Р. Воемля. тут Федотовско зимовье бывало».

«Чертёж земли Якутцкого города» в «Чертежной книге Сибири 1701 года» сибирского картографа Семёна Ремезова

Река Тигиль

   Неужели эта надпись — свидетельство того, что дежневец Федот Алексеев Попов действительно жил в прошлом на Камчатке?  Разрешить этот вопрос помогли старинные чертежи Камчатки и «Описание земли Камчатки» Крашенинникова. 

На некоторых чертежах полуострова начала XVII в. река «Воемля» изображена рядом с рекой Лесной. Нетрудно убедиться, что никакой особой реки «Воемля» не существовало. «Воемля» — это ни что иное как «Уемлян» — корякское название реки Лесной. Нельзя считать случайным, что «Федотовское зимовье» было поставлено у устья Лесной: здесь русские могли контролировать дорогу, которая шла через Камчатский перешеек по Лесной к перевалу на Карагу.

   Но откуда «Федотовско зимовье»? Неужто это имя оставил дежнёвец Федот Алексеев Попов? Документы XVII в. ничем не подтверждают этот фант. Вместе с тем имеются документы, говорящие о том, что жители Камчатки говорили русским о каком-то «Федотове-сыне».

   Невольно возник вопрос: может быть, здесь жил какой-то неиз­вестный «Федотов»? И каково было удивление, когда эта догадка стала подтверждаться. Среди анадырских документов середины 60-х гг. XVIIв. был найден донос («Изветная челобитная») на промышленного человека Савву Шароглаза. Его обвиняли в раз­личных проступках на реке Омолоне и Пенжине. «И те две реки от нево же запустели», — говорилось в доносе. Но самым инте­ресным было то, что в этом «извете» указывалось, что Савва Шароглаз ходил на реку Пенжину под началом беглого казака… Леонтия Федотова!

   Из документов выяснилось, что «Левонтий» (он же — «Лёвка») Федотов первоначально служил на северных реках — Яне и Инди­гирке, но ещё во второй половине 50-х гг. XVII в. он бежал на Пенжину. От Пенжины до Лесной расстояние небольшое, а поэто­му невольно возникает вопрос: уж не Леонтий Федотов был осно­вателем «Федотовского» зимовья у устья Лесной? Изучая историю происхождения «Чертежа земли Якутцкого города», удалось уста­новить, что в основу изображения «Носа Ламского» были положе­ны сообщения участников камчатского похода Луки Семёнова Мороско. В этом походе в качестве толмача-переводчика участво­вал бывалый землепроходец Микита Ворыпаев, который начал свою службу на северо-востоке ещё во времена походов Леонтия Федо­това — Саввы Шароглаза. Поэтому весьма вероятно, что именно от Ворыпаева, ранее служившего на Пенжине, участники похода Луки Семёнова Мороско и смогли узнать, что на устье реки Лесной в старину существовало «Федотовско зимовье». Со слов же участни­ков похода Луки Мороско о «Федотове-сыне» могли узнать и участ­ники более поздних походов на Камчатку. Именно тут, думается, и следует искать разгадку таинственного появления названия реки «Федотовщины», реки Никул, притока реки Камчатки, на которой казаки в начале XVII в. обнаружили развалины двух русских изб.

   Но когда же появилось это название? Чтобы установить это, пришлось просмотреть целый ряд камчатских документов конца XVII — начала XVIII вв. И тут же неожиданно выяснилось, что название «Федотовщина» в отношении реки Никул стало приме­няться довольно поздно. Даже в ясачной книге камчатского при­казчика Тимофея Кобелева 1702—1703 гг. счёт селениям итель­менов («камчатским острожкам») и притокам Камчатки шёл толь­ко от двух ориентиров: в низовьях рек — от «Ключей», в вер­ховьях — от «Росошины». И лишь в середине первого десятиле­тия XVIII в. русские стали интересоваться местными названиями притоков Камчатки. Потому теперь уже можно твёрдо сказать, что название «Федотовщина» было дано реке «Никул» не в XVII в., как это полагают многие, а лишь после 1703 г., не позднее второго десятилетия XVIII в.

   Хочется верить, что дальнейшие изыскания позволят внести новые уточнения в этот вопрос. Особенно хочется узнать, кто же всё-таки ещё в середине XVII в. основал первое русское зимовье на реке Никул? Изучение архивных документов раскроет нам ещё не одну тайну ранней истории Камчатки.

Источники:

1. Полевой Б.П. Тайна двух камчатских рек //Камчатская правда. — 2 августа 1963 г. — № 181;

2. Старинные карты мира, России и Сибири. В 3 т. Т. 3. Старинные русские карты России и Сибири / С. А. Головин. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2012. – 209 с.: ил.

3.Электронный ресурс:  https://bookz.ru/authors/stepan-kra6eninnikov/opisanie_685/page-2-opisanie_685.html

На заглавном фото — р. Воямполка-Мутная.

1348
Нет комментариев. Ваш будет первым!