Северные челны. Ч.1.

Северные челны. Ч.1.

Большое количество рек и озер, моря со множеством бухт и лиманов — вот те водные просторы, на которые выходили ительмены и коряки, чукчи и але­уты, эвены и эскимосы. Они добывали рыбу, промышляли морского зверя. Это традиционные занятия обитателей океанского и морского побережья. Добывая морских животных, северяне полностью обеспечивали себя мясом, жиром, шкурами, костью. Жир использовали не только в пищу. Им отапливали и освещали жилища, на строительства которых употребляли кости китов. Какие же средства употребляли северяне для такой охоты? Мы поговорим об этом в нашей настоящей и последующих публикациях, посвящённых году культуры коренных малочисленных народов Севера на Камчатке.

С древнейших времен коренные народности Камчатки имели плавательные средства. Это плоты и баты, байдары и байдарки, каяки и лодки. Они были оснащены шестами, парусами, веслами.

С появлением моторов, более быстрых средств передвижения, многие лодки перестали использоваться. Однако жизнь показала, что списывать их рано. Лодки аборигенов обладают большой маневренностью, легким весом, что важ­но при высадке на берег в штормовую погоду, а малая осадка позволяет про­ходить по мелководью. Возрожденные к жизни, они могут стать основой и для развития традиционных зрелищных мероприятий, спортивных плаваний и со­стязаний. Какие же они – северные челны?

В “Описании земли Камчатки” С. Кра­шенинникова приводятся интересные сведения о плавательных средствах ительменов. Основу их составляли выдолбленные из древесных стволов челны, которые на Камчатке называют по сей день БАТАМИ. Ительменские баты были двух видов: длинные прямые (при­менялись для плавания по рекам и озе­рам) и более широкие, с высоким носом — для бурных рек и моря.

Челн первого типа (тахту) был самым распространенным орудием у ительме­нов, занимавшихся главным образом рыболовством. Они умели ловить рыбу сетями из кипрея и крапивы, крючком — мариком, острогами, рыболовным крюч­ком при помощи запоров, когда речку перегораживали “забором" из шестов.

Бат использовался и для других хо­зяйственных целей: в нем при помощи раскаленных камней из мелких рыбешек вытапливали жир. Лодка от этого становилась только крепче.

Изготовление бата — процедура не про­стая. Веками отрабатывались приемы. Сначала отыскивали по возможности пря­мое, многослойное, достаточно толстое дерево. Лучше всего для этого подходил тополь, но годилась и ива-кореянка (чозения), обычно известная на Камчатке как ветла. Старались, чтобы дерево было поближе к реке, потому что тащить до воды готовый бат было крайне тяжело. Дерево валили вес­ной, полное соками. Освобождали от коры и, не да­вая подсыхать, тут же принимались об­рабатывать топорами снаружи, придавая стволу приближенную форму будущей лодки, остроносой с обеих сторон. Одно­временно выбирали внутреннюю часть в середине, сначала с помощью топоров, а затем теслами, как правило, самодель­ными, выкованными в местных кузницах.

Как бы толст ни был тополь, просто так бат не вырубишь — приходилось его будущие борта разводить. Для этого, выбрав значительную часть древесины, внутреннюю полость заполняли водой, на костре калили булыжники и кидали их в воду, доводя ее до кипения, — древеси­на бата распаривалась и размягчалась. Тогда осторожно, постепенно, борта раз­водили в стороны, подбивая распорки-по­перечины. Бывало, что операция эта за­канчивалась тем, что дерево трескалось по всей длине, сводя все уси­лия мастеров на нет, но опытные изготовители не торопи­лись — хорошо распаривали древесину и медленно увеличивали длину распорок до необходимой величины. При этом, по мере разведения бортов в стороны, про­должали их утончать, периодически вы­ливая воду и пуская в ход тесло. Обычно баты изготавливали длиной до семи-восьми метров, но бывали и до десяти-одиннадцати.

Фото из альбома М.П. Вольского. 1922 г. Камчадалы на берегу реки возле бата и брёвен, для изготовления новых лодок.

Для плавания на бату требуется особое умение и навык. По существу, бревно, округлое, скользкое и верткое — попро­буй усиди на нем, не перевернувшись. Борта над водой выдаются всего на не­сколько сантиметров — одно неосторож­ное движение и можно перевернуться. Поэтому в передней и средней части бата гребцы си­дели на дне, почти упираясь бедрами в борта, подложив под себя сено или что-нибудь из одежды. Каждый греб одним однолопастным веслом, проводя древком вдоль борта. Только рулевой сидел на корме на верхних кромках бортов. Его роль была особо ответственной, от его действий зависела экономичность изби­раемого каждую минуту пути, да и сама жизнь людей на бату. Поэтому на корму всегда сажали самого опытного и уме­лого.

Известно, что весельные лодки на западном побережье Тихого океана появились более 6,5 тысячи лет назад. Ительменские челны намного мо­ложе.

Бат — замечательное творение рук и разума древнего человека. Скользкое, гладкое днище позволяет вдвоем перетянуть его через речные мели, продернуть через заломы и чащобы, за­тащить в такие места, в какие никакую лодку на руках не доставишь. Удобен, бесшумен и невреден для окружающего бат, но, увы, уже принадлежит прошло­му Камчатки. В век моторов и шумных скоростей не хотят люди “упираться”(как говорят старожилы), как в прежние времена. Только пожилые ительмены помнят древние традиции предков и уме­ют изготавливать баты, которые ещё можно встретить на реках Камчатка, Ковран, Палана, Авача, Хайрюзова, Сопоч­ная и других. Морской же бат не сохра­нился.

Плот из батов — крепкое и устойчивое плавательное средство северян.

Ительмены реки Камчатки ходили и на долбленых челнах “коях-тахтым”. Узконо­сое симметричное судно имело месяце­образное сечение. Кормы как таковой у него не было. Передний и задний носы, высоко поднятые над водой, округлое Днище и широко разведенные борта де­лали его устойчивее при высокой волне.

Долблёный чёлн «коях-тахтым»

На коях-тахтымах ходили и по морю. Та­кой челн был чем-то похож на пироги по­линезийцев и на курильский бат айнов. А вот название его – коях-тахтым, особен­но первая часть — свидетельствует о бли­зости к алеутско-эскимосскому названию морского судна — каяку. По некоторым данным, ительмены на таких челнах выходили в море. Не исключено, что предки ительменов и алеутов могли об­щаться между собой. Некоторые архео­логические находки свидетельствуют, что они имеют близкую материальную куль­туру.

Не менее знаменита и алеутская БАЙДАРКА. Современные спортивные байдарки берут свое начало от тех, которые явля­лись исключительно алеутско-эскимос­ским изобретением для охоты на мор­ского зверя. Подобных лодок не было ранее ни у одного из народов мира. Это были лодки с деревянным каркасом, с закрытой, за исключением люка для гребца-охотника, палубой. Охотник поверх одежды обязательно надевал камлейку из кишок сивуча с глухим капюшоном, а широкий пояс, стянутый сухожильным шнурком у люка, объединял в одно целое охотника и байдарку. На голову по­верх капюшона охотник надевал деревянную шляпу с вытянутым козырьком – она предохраняла глаза от солнечных лучей и водяных брызг.

Большое искусство алеутов в управлении байдаркой и скорость ее отмечает известный мореплаватель Г. Сарычев. Он пишет: «Островитяне на байдарках своих так ско­ро ездят, что никакая легкая шлюпка до­гнать их не может...» Не случайно рус­ские называли алеутов «морскими казаками».

Основной частью байдарки являлся деревянный каркас. Для него чаще все­го употреблялся плавник, готовый остов обтягивали кожаной покрышкой, покры­вая ею верх лодки, палубу, исключая люки. Лучшей для этих целей считалась кожа сивуча. Шкура нерп употреблялась для небольших байдарок. Обшивка сшивалась из двух, трех или четырех цельных шкур со вставками между ними. Затем ее натягивали на каркас и зашивали. Швы тщательно промазывали жиром, чтобы не просачивалась вода. Обшивку байдарки меняли каждый год или даже чаще. Чтобы кожа не разбухала в воде, её периодически смазы­вали жиром.

Однолючная алеутская байдарка

У алеутов существовали байдарки трех видов: однолючные — основной вид охотничьей лодки; двухлючные, служив­шие для перевозки легкого груза или перевозки пассажира, и трехлючные — их стали строить с приходом русских и пользовались ими лишь как средством передвижения (в первом и третьем лю­ках сидели гребцы, в среднем — пасса­жир). Байдарки имели следующие размеры: однолючные — 4,2 — 6 метров, двухлючные — 5-7 метров, трехлючные — 7- 8,5 метра.

Первые демонстрации байдарок, как замечательных спортивных лодок, состо­ялись еще в начале XIX века, для чего алеуты вместе с их лодками были при­везены в Петербург, где показывали свое искусство на Неве и на озерах Петергофа. Старожилы-алеуты Командорских ос­тровов помнят такие байдарки. Они изъяв­ляют готовность оказать помощь в их вос­создании.

Продолжение следует!

Источники и литература по теме:

1. История и культура ительменов: историко-этнографические очерки. – Лениград: Наука. – 1990.

2. Аров В.Н. Способы добычи и обработки рыбы у коренных народов Камчатки // Вопросы истории рыбной промышленности Камчатки. Историко-краеведческий сборник, Вып. 1. — Петропавловск-Камчатский, 1999. — С. 15-20.

3. Арктика — мой дом. Народы Севера земли: полярная энциклопедия школьника: книга для детей сред. и старш. шк. возраста. — М.: Северные просторы, 2001. — 285 с.: ил. — Указ. имен: с. 276–277.

Нет комментариев. Ваш будет первым!