Муниципальное бюджетное учреждение культуры "Централизованная библиотечная система"

Поиск

Гость из Парижа

Гость из Парижа

До поры до времени это должно было оставаться государственной тайной. В неё были посвящены только три человека: король Франции Людовик XVI, морской министр герцог де Кастри и главный директор портов и арсеналов Флериэ.

Герцог де Кастри

Франция снаряжает два корабля в кругосветное плавание сроком на три-четыре года. Основное внимание во время путешествия было уделено Тихому океану. Нужно было проверить данные Кука и побывать в тех районах, где Кук не был. А главное надо было выяснить ряд вопросов из области политики и коммерции. Какие именно? Это тоже было тайной.

Через полгода, в середине 1785 года, корабли должны были выйти в море. Успех экспедиции во многом зависел от того, кто её возглавит. Даже Людовик XVIпри своём далеко не обширном уме понимал, что начальником экспедиции должен быть первоклассный моряк. Но одновременно с этим им должен быть первоклассный солдат, искусный дипломат, в то же время знаток в различных областях наук, а главное – смелый и решительный командир. Итак, нужно было найти «французского Кука». Это было нелегко. Наконец, после долгого раздумья выбор был сделан: Лаперуз. Это бесспорно один из лучших моряков Франции. Ему только 44 года, и из них 44 года он на флоте.

Лаперуз принял предложенное назначение, но при этом поставил условие: его помощником и командиром второго корабля был назначен его друг и боевой товарищ капитан Флерио де Лангль. Интересная деталь: Кук совершал кругосветку не на военных, а на торговых судах. Они были не такие быстроходные, но более прочные и устойчивые. Лаперуз решил поступить так же. Экспедиция Лаперуза отправилась на грузовых судах. Им сменили названия на «Буссоль» и «Астролябию».

Королевское правительство преследовало прежде всего политические цели. Это, однако, не означало, что экспедиция не должна выполнять серьёзные научные исследования.

«Нам нужны учёные, — писал Лаперуз, — которые были бы разносторонними специалистами. Например, быть сразу ботаником и физиком или инженером и рисовальщиком. По его настоянию в состав экспедиции были включены выдающиеся учёные: академики-астрономы, географ, доктор медицины, физик, натуралист.

Начало экспедиции

Подготовка к экспедиции шла к концу. В её состав вошло 225 человек. Последним на борт «Буссоли» прибыл сын французского консула в Петербурге Бартоломей Лессепс Лаперузу было поручено доставить его в Петропавловск — на – Камчатке. Оттуда Лессепс должен был последовать в Петербург. Он знал, хотя и с грехом пополам, русский язык и мог быть полезен в экспедиции. Впрочем, дело было не в том, что экспедиции требовался переводчик. Вероятнее всего, кругосветное правительство решило воспользоваться удобным предлогом, чтобы послать своего человека через всю Россию.

В 4 утра 1 августа 1785 года «Буссоль» и «Астролябия» снялись с якоря. Их провожали сотни жителей города Бреста. Дул попутный ветер. Постепенно корабли превратились в едва заметные точки, а затем и вовсе исчезли за линией горизонта. Они должны были возвратиться через три года.

13 августа корабли подошли к Мадере.

Остров Мадера

19 августа они бросили якорь на рейде Санта-Крус, погрузив вино. 30 августа корабли вышли в море, и 29 дней спустя пересекли линию экватора.

16 октября впереди показался остров Тринидад, что находился в 800 километрах от бразильских берегов. Лаперуз отправил лодку на берег узнать, чей гарнизон занимает остров – английский или португальский. Навстречу французским морякам вышел старый португальский офицер. За ним ковыляло человек 20-30 солдат. Англичане ещё в прошлом году ушли с этого острова.

По распоряжению губернатора Рио-де-Жанейро, он вместе со своей командой несёт тут сторожевую службу. Ни воды, ни дров на острове нет. Всё привозится из Рио-де-Жанейро.

Экспедиция продолжала путь: с севера на юг к южной оконечности Америки.

6 ноября участники экспедиции подошли к острову Святой Екатерины. В то время остров принадлежал португальцам. Лаперуз писал в своём дневнике: «Земли здесь плодородные, но весьма запущенные. Деревья великолепные, с ароматным запахом. И всё-таки это бедная страна. В ней совершенно не развито ремесло, крестьяне ходят почти голые, в лохмотьях». Но свиней, быков и птиц было много и стоили они дёшево. Лаперуз накупил столько всякой живности, что оба корабля стали, по его выражению, напоминать Ноев ковчег. Затем экспедиция отправилась в дальнейший путь. Шли зигзагообразно, выполняли инструкцию. Лаперуз упорно искал «большой остров», который должен был находиться в этом районе. «Большой остров» в 1675 году описал французский капитан Ла Рош. Но после Ла Роша никто этого острова не видел. Не нашёл его и Лаперуз. Просто потому что этого острова не существовало в природе. Как и многих других открытий Ла Роша.

В начале февраля оба корабля благополучно обогнули мыс Горн и вышли в воды Тихого океана.

Карта Тихого океана

Если взглянуть на карту, то Тихий океан напоминает гигантский колокол или огромную перевёрнутую чашу с площадью по меньшей мере в 15 раз больше Европы. Первым европейцем, узнавшим о его существовании был испанский конкистадор Бальбоа.

Позже почти одновременно плавание в Тихом океане предпринимают португальцы, голландцы, англичане, французы и русские.

Ко времени путешествия Лаперуза эпоха крупных и неожиданных открытий в этом районе фактически подходит к концу, Но теперь начиналось уточнение накопленных данных, изучение ветров и течений, составление подробных и точных карт. Ещё предстояло уточнить географическое положение многих открытых земель, исследовать их внутренние территории, собрать сведения о флоре и фауне. Тихий океан составлял главную цель экспедиции Лаперуза. Лаперуз должен был закончить начатые Куком исследования., в том числе изучить участок пути от Китая до Камчатки, выяснить географическое положение островов Хоккайдо и Сахалина, осмотреть тихоокеанское побережье Америки от Аляски до Калифорнии.

Кроме того, Лаперуз должен был посетить Аляску и Курилы, выяснить, есть ли смысл возить меха из Аляски в Китай и вообще выяснить состояние европейцев в бассейне Тихого океана.

Таковы были официальные поручения, и Лаперуз должен был их выполнять. Разумеется, его не слишком волновал вопрос о барышах парижских купцов. Он мечтал об открытиях, его влекла романтика походов в малоизвестные районы земного шара. Он меньше всего думал о том, чтобы стать «великим человеком». Но он хотел прославить своими открытиями Родину, принести пользу науке.

В своём дневнике Лаперуз писал: «Я сделаю всё, что только в моих силах, чтобы туземцы тех островов, которые мы посетим, никогда не раскаивались в том, что они нас приняли. Ваш друг останется добрым, справедливым и порядочным человеком.

«Буссоль» и «Астролябия» прошли вдоль юго-западных берегов Америке и стали подниматься на север. Корабли должны были сделать остановку на острове Хуан-Фернандес. Но Лаперуз несколько изменил маршрут. Дело в том, что после непрерывного месячного плавания подошли к концу запасы муки, в галетах завелись черви. Нужно было поскорее зайти в какой-нибудь порт. И Лаперуз решил бросить якорь в Консепсионе, на чилийском берегу.

23 февраля «Буссоль» и «Астролябия» подошли к тому месту, где должен был быть Консепсион. К удивлению участников экспедиции, на берегу не было видно ни города, ни порта. Лаперуз не верил своим глазам.

Консепсион

Всё разъяснилось, когда к кораблям подошли две лодки с лоцманами. Оказалось, что Консепсион был полностью разрушен во время землетрясения 1751 года. Его отстроили заново, на другом месте, в трёх милях западнее старого, за мысом. Именно поэтому с кораблей его не было видно.

«Какой богатейший край!» — писал в своём дневнике Лаперуз, — при рациональном ведении хозяйства он мог бы прокормить пол-Европы. Но от его внимательного взгляда не ускользнуло, что земли были большей частью нераспаханные, а торговля почти не развита. Это были последствия испанского владычества в этой прекрасной и некогда свободной земле. Погрузив продовольствие, «Буссоль» и «астролябия» взяли курс на северо-запад и утром 17 мая вышли в открытый океан.

6 апреля 1722 года в первый день Пасхи голландский мореплаватель Якоб Роттевен открыл в южной части Тихого океана примерно в 3000 км от Перу небольшой скалистый островок. Роттевен назвал его островом Пасхи. Под этим именем он известен и сейчас. Лаперуз много читал об острове Пасхи и захотел его посетить.

8 апреля 1786 года корабли Лаперуза пришвартовались небольшой бухте на западном берегу острова Пасхи. В этом же месте 12 лет назад высадился Кук. Перед путешественниками расстилалась холмистая, почти безлесая равнина.

Остров Пасхи

На берегу столпились несколько сот туземцев. Рослые, красивого сложения мужчины были разрисованы с головы до ног белой краской. У женщин были длинные волосы, уложенные в виде короны. Они были безоружны и очень приветливо встретили высадившихся на побережье моряков.

Времени у Лаперуза было мало. Разделившись на две группы, французские моряки пошли в глубь острова. Здесь не было ни реки, ни ручьёв. Земля была сухой и потрескавшейся от жары, покрыта негустой травой. Наибольшее впечатление на путешественников произвели некоторые статуи.

Каменные идолы

Лаперуз велел обмерить некоторые из них и зарисовать. Художники экспедиции набросали и несколько портретов местных жителей. Островитяне позировали охотно. Смышлёные и добродушные, они с удовольствием принимали предложенные им подарки и в свою очередь угощали моряков сладким картофелем и бананами.

Лаперуз написал в своём дневнике: «Они обрабатывают не более одной десятой всей площади. Впрочем, им этого, кажется, с лихвой хватает на целый год. Поля они возделывают при помощи остроконечных палок, а пищу готовят в земляных печках.

Видел Лаперуз и жилища туземцев – длинные узкие сооружения. Войти в них можно было только согнувшись. По форме они напоминали перевёрнутую пирогу и были сделаны из тростника. В них размещалось не менее 200 туземцев. Жили они, очевидно, одной большой семьёй или, может быть, целым племенем. Но у туземцев острова Пасхи были общими не только дома. Лаперуз писал: «Насколько я могу судить, у них в общем пользовании находятся и продукты питания, а, возможно, и земля».

Лаперуз подарил островитянам несколько свиней, овец и коз. По его приказанию в разных местах острова посадили морковь, свёклу и тыкву. Туземцам объяснили, что они могут воспользоваться этим в качестве еды. К вечеру усталые и полные впечатлений моряки вернулись на корабли. «Буссоль» и «Астролябия» устремили свой бег к Гавайским островам. Корабли шли восточнее, чем в своё время корабли Кука, В этих местах ещё не успела побывать ни одна европейская экспедиция. Лаперуз торопился. Нужно было попасть в северные области Тихого океана в летний период. Иначе плавание значительно осложнится. На мачте «Астролябии» прикрепили плетёную корзину. Там, сменяя друг друга, дежурили матросы. Лаперуз обещал крупное вознаграждение тому, кто первым увидит неизвестную землю. Днём корабли расходились на 3 – 4 мили, в пределах видимости, чтобы охватить большую площадь. Но дни шли за днями, а никакой неизвестной земли не было видно.

5 мая экспедиция вторично пересекла экватор. А на рассвете 28 мая на синей глади океана показались острова Саху и Мауи Гавайского архипелага. Лаперуз не нашёл в этом районе неизвестных островов, но зато устранил одну бытовавшую в то время легенду. На современных ему испанских картах на той же широте, что и Гавайские острова, но только несколько вёрст восточнее значились острова Ла Меса, Лос Майос и Дисграсиада. Лаперуз доказал, что эти острова собственно и есть острова Мауи и Саху. Так как никаких других островов в этом районе нет.

Это тоже было своего рода открытием. Сам Лаперуз писал об этом в дневнике: «В то время, как другие мореплаватели открывали земли, мне почему-то приходится их «закрывать».

На острове Маури Лаперуз провёл двое суток. Накупив фруктов и свиней, экспедиция отправилась в дальнейший путь. Позади сталось безоблачное небо над Гаваями. Погода начала портиться. Корабли вошли в полосу туманов. Моросил дождь. Сырость проникала, казалось, до костей. Холодный ветер пронзительно выл в снастях. Высокие волны с рёвом кидались на фрегаты. Вода с шипением перекатывалась через палубу. Пришлось раздать матросам фуфайки и сапоги. Во всех кубриках и каютах были поставлены жаровни.

Через 5 дней погода несколько улучшилась, но видимость осталась плохой. Туман рассеивался, хотя и не был таким густым, как раньше. 23 июня в 4 часа утра вахтенный разбудил Лаперуза. Войдя на палубу, командир увидел впереди по борту очертания высокой горной цепи. Посреди этой цепи во всём великолепии возвышалась белая шапка горы Святого Ильи. Экспедиция подходила к берегам Аляски.

Кадьяк, Аляска

Аляска была той самой землёй, о которой ходило много легенд. Эти легенды были опубликованы и в трудах географов. Впрочем, берег Аляски моряки увидели только через двое суток. Берег был скалистый, поросший густым сосновым лесом. К нему невозможно было подойти. Море здесь было мелким, со дна торчали утёсы, вокруг них ревели буруны. Лаперуз в поисках бухты или залива повёл корабли вдоль берега, к югу. Лишь через 7 суток он нашёл узкий проход. Этот проход в обширную и спокойную бухту, которая полукругом вдавалась в сушу. Видимость была по-прежнему плохой, и в проходе было сильное течение. Лаперуз посоветовался с офицерами, послал на разведку шлюпки, а потом решил войти в бухту. До него в ней не был, очевидно, ни один европеец. В своё время примерно в этих местах побывал Джеймс Кук. Во время своего третьего путешествия Кук побывал в этих местах и сделал вывод, что никаких бухт здесь нет. «Буссоль» и «Астролябия» шли по проходу на расстоянии всего нескольких сажень друг от друга. Течение всё усиливалось. Начинался отлив, и вода из бухты уходила в море. Между тем ветер падал, и корабли почти не продвигались вперёд. Слева и справа нависали громады скал, из воды там и сям торчали каменные глыбы.

Внезапно Лаперуз почувствовал, что «Буссоль» движется не вперёд, а назад. Впрочем, на Астролябии происходило то же самое. Оба корабля сносило в открытое море.

Утром Лаперуз предпринял попытку войти в бухту. Эта попытка не удалась, а корабли чуть не разбились о береговую скалу. Они проскочили мимо скалы всего несколько метров.

Лаперуз назвал открытую им бухту «Французской гаванью». Под этим названием она ещё и сейчас известна на Аляске. Но на современных картах она называется Литуй-Бей. Путешественники пробыли здесь несколько дней. Им удалось завязать оживлённый обмен с местными жителями.

Продолжение следует.

Список использованной литературы:

1. Биографический словарь деятелей естествознания и техники. Т. 1. — М.: Большая советская энциклопедия, 1958. — 548 с.

2. Варшавский А. С. Лаперуз / А. С. Варшавский. — М.: Государственное издательство географической литературы, 1957. — 54 с. 

1755
Нет комментариев. Ваш будет первым!