Муниципальное бюджетное учреждение культуры "Централизованная библиотечная система"

Поиск

История подвига в бухте Провидения

История подвига в бухте Провидения

В преддверии Дня Героев Отечества, продолжая тему героических событий (и — часто незаслуженно забытых) в военной истории Камчатки, мы вернёмся в 1945 год, продвинемся с вами на север, в бухту Провидения, где 12 сентября 1945 года началась долгосрочная и необычайно трудная операция по усилению обороны Чукотки на случай возможной агрессии со стороны США. Отношения с еще недавним союзником осложнились в этом регионе настолько, что советское руководство не исключало проведения даже радикальной военной операции. Но сначала немного истории.

90 лет назад — в 1932 году — состоялось открытие Северного морского пути. Его длина от Карских Ворот (Новая Земля) до бухты Провидения (Чукотка) около 5600 км. Расстояние от Санкт-Петербурга до Владивостока по Северному морскому пути составляет свыше 14 тыс. км (через Суэцкий канал — свыше 23 тыс. км). Главные препятствия для прохода судов — лед, мелководье и навигационные трудности, однако современное ледокольное обеспечение позволяет организовать круглогодичную навигацию, которая так необходима нашей стране.

Парадоксальность международно-правового статуса этой крупнейшей транспортной магистрали заключается в том, что, несмотря на колоссальные и многовековые усилия русских первопроходцев, моряков и ученых по ее освоению, иностранные державы постоянно пытаются отторгнуть Северный морской путь от России и придать ему интернациональный характер. При этом полярные владения России предлагается ограничить 12 мильной зоной. Поэтому нам необходимо не только продолжать обустройство этой важнейшей морской магистрали, но и хорошо знать роль русских людей в ее открытии и освоении. Сегодня мы поговорим об одном факте из нашей истории, который можно было бы назвать битвой за российскую Арктику и так тесно связан с нашей Камчаткой. Поможет нам в этом исследовательская работа Владимира Додонова, открывающего уникальные страницы из истории Российского флота для широкого круга читателей.

2 сентября 1945 года завершилась война с Японией и Вторая мировая войны. Но уже через несколько дней из Москвы пришел приказ. Срочно перебросить в бухту Провидения 126-й легкий горно-стрелковый корпус с подразделениями усиления и техникой. Это примерно десять тысяч человек. Задача была очень сложной. Середина сентября – период сильных осенних штормов, а в северных широтах уже морозы, обледенение судов. На Чукотке лежит глубокий снег. Никто не понимал, зачем, ведь совсем недавно мы на Чукотке принимали от американцев самолеты по системе ленд-лиз (в переводе – заём и аренда).

Главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке А.М. Василевский

Когда все было готово к проведению операции, А.М.Василевский (главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке) из Владивостока позвонил Сталину и доложил, что суда со 126-м легким горно-стрелковым корпусом к переходу на Чукотку готовы. При этом он выразил сомнение в ее целесообразности, поскольку на Чукотке уже полярная ночь, морозы, а жилые строения отсутствуют. Сталин сказал, что надо опасаться не полярной ночи и снегов, а Трумэна. Это не Рузвельт. Операцию проводить. Фактически это было первое появление армии на Чукотке после окончания долгих русско-чукотских войн в XVIII веке. Прибывшему на чукотскую землю корпусу предстояло стать инструментом совсем новой войны — на этот раз «холодной», медленно разгоравшейся между СССР и США сразу после 1945 года.

Сентябрь 1945 года. На причалах Владивостокского порта 126-й легкий горно-стрелковый корпус в составе трех бригад грузится на транспортные суда. Осевшие по ватерлинию 14 больших пароходов один за другим отваливают от причала. Командир конвоя, капитан-лейтенант В. Михайлин спешит — погода может ухудшиться в любой момент. Ему ли, участнику фронтовых переходов по Карскому морю, не знать, насколько изменчива погода на Северах. Вышли из Золотого Рога и взяли курс на Чукотку, на мостике флагмана замигал ратьер: «Увеличить ход. Вскрыть пакеты. Опечатать радиорубки».

126-й легкий горно-стрелковый корпус в составе трех бригад грузится на транспортные суда

В капитанских сейфах лежат пакеты со строгой надписью «Вскрыть после выхода в море». На гражданских судах не все понимают военную тайну, неосторожное слово в эфире может провалить операцию, поэтому радиорубки надо опечатать. Корпусу поставлена задача: «Создать на полуострове Чукотка оборонительные форпосты, прикрыть основные морские базы на побережье Анадырского залива и бухты Провидения, обеспечить с суши их противодесантную оборону…».

Все понимали, что атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки — это предупреждение Советскому Союзу: вам нечего делать на Дальнем Востоке и в Арктике. Вскоре разведка доложит Сталину: план войны против СССР готов — определен перечень из 20 советских городов, на которые предлагается сбросить атомные бомбы. Совсем недавно, в декабре 2015 года, газета «New York Times» сообщила о документах, рассекреченных Национальным управлением архивов США и содержащих планы ядерной бомбардировки территории СССР в 50-е годы прошлого века. По целям в Приморье тогда планировалось сбросить 49 атомных бом, на Хабаровск — 7 атомных бомб, на Читу и Петропавловск-Камчатский — по 4 бомбы, 3 атомных аналога Хиросимы и Нагасаки готовились для Комсомольска-на-Амуре. «Всего» по одной ядерной бомбе планировалось сбросить на Благовещенск, Биробиджан и Якутск. К 1950 году в американский план ядерной бомбардировки включили и чукотский ПевекУ берегов Чукотки начали крутиться американские боевые корабли, промеряя фарватеры, как это обычно делается перед высадкой десанта. В небе над Анадырем и бухтой Провидения зачастили самолеты-разведчики с Аляски.

Американский президент Трумэн в это время заявил: «Наши соглашения с Советским Союзом до сих пор являли собой движение в одну сторону, и такое движение не может продолжаться; это следует решить сейчас или никогда». Еще более красноречиво и по-хамски заявил заместитель министра иностранных дел Великобритании Кадоган: «Как можно работать с этими животными? Мы должны стоять «у своих орудий»… Нужно прекратить умиротворение красных до того, как станет поздно». Атомная эйфория кружит головы вчерашним союзникам. Имея атомную бомбу Америка диктует условия. Только что закончилась Вторая мировая, а нам уже снова грозят войной. Надо было отвечать, и начать решили с укрепления обороны Чукотки.

Ситуация для Советского Союза предельно понятна: потерять Чукотку — это и Камчатку не удержать. Да и весь Дальний Восток — тоже. Потому в такой спешке десять тысяч солдат и офицеров высаживались на густо припорошенные снегом скалы бухты Провидения. Первая бригада осталась в гавани Эмма. Вторая «осела» в поселке Урелики. Третьей надлежит прикрыть Анадырь. В считанные недели безжизненное, дикое место должно превратиться в мощный оборонительный узел. Вершины сопок займут зенитные батареи, вдоль береговой полосы разместится полевая артиллерия, в укромных логах спрячутся танки. Советская Арктика получит еще один укрепрайон.

Выгрузка — бегом-бегом: кораблям надо успеть вернуться — иначе бухту забьет льдом и придется здесь зимовать. Первая бригада остается в гавани Эмма ( Провидения ). Вторая «садится» в поселке Урелики. Третьей надлежит прикрыть Анадырь.

А кроме этого к многочисленным огневым точкам надо провести дороги, в землю вогнать склады боеприпасов и резервуары с горючим. Очевидец так описывал эту приполярную местность: «Вся бухта окружена высокими сопками так, что и выхода из неё не видно — вокруг сопки, вершины которых скрыты в тучах… Вокруг — ни одного деревца, здесь нет земли, сплошь — камень. Солнце появляется редко и то чуть-чуть выглянет в просветах между сопками, совсем низко над горизонтом…» Офицеры и солдаты кайлами дробят скалы и промерзлую землю, роют окопы, котлованы для огневых точек и позиций, норы-землянки, ставят палатки… Конец октября на Чукотке это уже настоящая зима. А жили в палатках при морозах до минус 60°, когда даже дышать тяжело: пар от дыхания превращается в льдину и забивает нос. Как вспоминал служивший на Чукотке старшина Иван Черкасов, «Началась солдатская служба в неимоверных климатических условиях. Личный состав армии проживал в палатках. Лес для казарм и прочий строительный материал стали завозить пароходами только в 1948 году. На разгрузку бросали личный состав армии. Нужно было спешить, так как навигация в тех условиях продолжалась только два месяца (август-сентябрь)».

Писатель Владимир Богомолов, командир роты автоматчиков, участник этих событий, впоследствии описавший их в своей повести «В кригере», на всю жизнь запомнил свою первую чукотскую зиму, начавшуюся осенью 1945 года: «Высадились мы в необитаемом месте. Только в нашей бригаде было три тысячи человек. Конец октября на Чукотке — это уже настоящая зима — с пургами, морозами… А нас — в палатки!.. Каменистый грунт и дикие пурги с ветром по 30 метров в секунду. Страшная там зима была, ужасная… Людей теряли… От нашей палатки до сортира был натянут стальной трос — метров 15. На нём висела рукавица со сцепленными пальцами. Выходишь в пургу по нужде, надеваешь эту рукавицу и идешь с ней по тросу. Иначе ветром снесет и пропадешь. У нас всякий раз в пургу назначался специальный наряд. Если человек через полчаса не возвращается, дневальный поднимает наряд и начинает поиск… В новогоднюю ночь один капитан ушёл по такому тросу. Нашли его только летом. Останки, разумеется…»

Как уже было сказано, только в 1948 году стали завозить пароходами лес и другой строительный материал. И уже через год военнослужащие жили в казармах. А корпус развернулся в 14-ю ударную армию. Ее штаб получил подробные топографические карты Аляски, Канады и Тихоокеанского побережья США. Командующим армией 17 июля 1948 года назначили Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Николая Олешева – кавалера четырёх полководческих орденов: Суворова 2 степени, Кутузова 2 степени дважды, Богдана Хмельницкого 2 степени. О его личном мужестве ходили легенды. И командарм Олешев и командир чукотского конвоя Михайлин были людьми, способными точно и чётко действовать в любой нештатной ситуации, а в частности — всегда были готовы взять на себя ответственность за открытие огня в первый час войны. А готовились именно к ней. О таких писал в своей повести «Затяжной выстрел» писатель Анатолий Азольский – о людях, созданных для боя.

Генерал-лейтенант Н.И. Олешев

У командарма-14 не было времени на раскачку: возле берегов Аляски и Чукотки шли непрерывные военные маневры американцев. Разведывательные американские самолеты регулярно появлялись над нашими позициями. Орудия кораблей разворачивались в нашу сторону, спускались катера, полные вооруженных матросов. Все это было явным вызовом. Генерал Олешев хорошо знал свою задачу: в случае нападения США на Советский Союз высадиться на Аляске и нанести ответный удар. Потому в обиходе 14-ю армию называли десантной.

Ее солдаты помимо обороны отрабатывали длительные марши: ширина Берингова пролива всего-то 86 километров! Солдаты и офицеры с россыпью наград на гимнастерках и двумя войнами за плечами готовы были к броску через пролив. "Пешком — за два дня! Нам бы только за бережок зацепиться… А уж там по шоссе через Канаду — до самого Вашингтона, всего-то три тысячи верст!» Не менее жестко было противостояние с США и на южных рубежах – в Порт-Артуре.

«В декабре, — вспоминал один из офицеров, — полк выступил в тренировочный поход с Чукотки через Берингов пролив в сторону островов Ратманова. Там между нашим островом Большим Диомидом и американским — Малым Диомидом всего семь километров. Гремели самоходки, рычали натужно трактора, волоча за собой на деревянных санях пушки, а мы (лыж в армию не завезли) шли пешком в сторону англо-американских империалистов. Через полсотни километров, выстроившись в боевые порядки и изобразив стрельбу в сторону врага, пошли обратно». Такие тренировки проводились в расчете на боевые действия в зимний период, а для переброски корпуса при отсутствии льда большое внимание уделялось развитию Тихоокеанского флота и средств поддержки десанта.

Но не дремал и противник. Министерство внутренних дел СССР докладывало, что на Аляске проводятся подготовительные мероприятия для дислокации сухопутных войск, авиации и флота. Ведется воздушная и морская разведка Чукотского моря, Берингова пролива и побережья Чукотки. Для сбора разведывательных данных о положении на Чукотке американцы использовали эскимосов, которые приходили на нашу территорию для поддержания родственных связей. В архиве Сталина сохранился документ от 14 февраля 1948 года — доклад министра МВД высшему руководству СССР о ситуации на Чукотке: «Организованным наблюдением за поведением эскимосов, прибывших с Аляски, было установлено, что американцы стараются использовать их для сбора разведывательных данных о положении на Чукотке. Если в прошлые годы с американской стороны обычно приходили старики и женщины, в большинстве случаев имевшие на нашей территории бытовые и родственные связи, то в 1947 году этих категорий не было, а в основном к советским эскимосам „в гости“ прибывали мужчины в возрасте от 20 до 35 лет, как правило не имевшие родственных связей в нашей стране. Американские эскимосы в процессе общения с советскими стараются получить путём расспросов данные о наличии на Чукотке советских войск…».

Докладная Сталину об американских шпионах на Чукотке завершалась отчётом о встречных мерах: «Начальнику 110-го пограничного отряда, расположенного на Чукотском полуострове, даны указания о подготовке для посылки на Аляску в разведывательных целях в 1948 году нескольких квалифицированных агентов из числа эскимосов. Число шпионов и диверсантов, разоблаченных на советско-американской границе, по сравнению с довоенным временем возросло в 1,5 — 2 раза. 

В августе 1949 года у нас появилась своя атомная бомба и средство ее доставки — бомбардировщик Ту-4 (его дальность всего 5100 км). Для них в 50-х годах только вдоль арктического побережья были построены аэродромы подскока: Мурманск, Оленья, Сафоново, Архангельск, Амдерма, Воркута, Диксон, Норильск, Игарка, Дудинка, Хатанга, Тикси, Чокурдах, Черский, Нижнеянск, Певек, мыс Шмидта, а на Чукотке в районе Анадыря. 

Бомбардировщики Ту-2 — предвестники Ту-4 

С них взлетали на перехват американских разведчиков наши истребители, на них садились для дозаправки гиганты-«стратеги». Предельная дальность полёта не позволяла Ту-4 благополучно вернуться на свой аэродром. В случае ядерной войны самолёт стал бы стратегическим бомбардировщиком разового использования: у экипажа был билет всего в одну сторону. Тем не менее начиная с 1948 года в обстановке строжайшей секретности стали проводиться изыскания в Центральной Арктике, где было решено оборудовать аэродром подскока. И генерал-майор Михаил Васильевич Водопьянов, прославленный полярный лётчик и один из первых Героев Советского Союза, осуществил несколько экспериментальных посадок Ту-4 на дрейфующие льдины. А 2 апреля 1950 года была организована секретная научно-исследовательская дрейфующая станция «Северный полюс – 2», призванная подготовить арктическое пространство для советской стратегической авиации.

Однако грандиозные планы большого промышленного и военного строительства на Чукотке не реализовались. Сразу после смерти Сталина новые правители СССР уже в мае 1953 года постановили свернуть все наиболее дорогостоящие проекты, вроде железной дороги в Якутск и тоннеля на Сахалин. К слишком дорогим проектам отнесли и военную группировку на Чукотке. К 1957 году большая часть 14-й армии была выведена с Чукотки на «большую землю». На смену бомбардировщикам шли ракеты и совсем другое противостояние.

Какими разными бывают подвиги. Согласитесь, уважаемые читатели, в этом случае нападение противника на Чукотку только предполагалось, а какая грандиозная работа по укреплению ее обороны была проделана, и в каких жутких условиях. А кто-нибудь вспомнил о них? И сколько таких неизвестных подвигов было, нет им числа.

Источники и литература по теме:

1.Иртенина Н. Европейская смута вокруг северных ходов // Родина. — 2015. — №3.

2.Самохин А.В. 14-я армия на Севере-Востоке СССР // Военно-исторический журнал. - 2014. — №6.

1385
Нет комментариев. Ваш будет первым!