История камчатских дорог. Ч.2.

История камчатских дорог. Ч.2.

Продолжая разговор о истории дорожного строительства на Камчатке, стоит более подробно остановиться на периоде  1909 — 1914 гг., во время которого губернатором далекой окраины стал Василий Власьевич Перфильев, бывший до этого начальником канцелярии Приамурского генерал-губернатора. В 1909 году было решено выделить Камчатскую область из Приамурского генерал-губернаторства в отдельную административную единицу. 

При Василии Власьевиче Петропавловск начал перестраиваться, появились новые дома для канцелярии губернатора, под квартиры чиновников и учителей, для почтово-телеграфных учреждений, для больницы, интернат для учащихся — всего 22 здания. Из Владивостока доставили лошадей, телеги, вагонетки и рельсы для дековильки (узкоколейной железной дороги). В городе появились: Научно-промышленный музей, Литератур­но-музыкально-драматическое общество, Православное Камчатское братство, Педагогические двухгодичные курсы, радиотелеграфная станция, в Петропавловске ставили спектакли и показывали кино­фильмы.

Петропавловск. 1910-е годы.

Вместе с ним на Камчатку прибыл доктор Фёдоров, который описал Петропавловск так: «Такой богатый рыбою и зверьми район совершенно не используется местным населением, и везде ютится юркий японец, собирающий обильную дань от наших богатств. Рыбно-консервный завод в Тарьинской бухте, на который затрачено больше миллиона, стоит без действия, как памятник безделья. Часть местного населения, отвыкшая от труда, по целым дням валяется на Никольской и Сигнальной горах и не желает приняться за работу, которой теперь благодаря новым постройкам — масса и которая очень хорошо оплачивается». 

В 1910 году у северной подошвы сопки Зеркальной в трех верстах от Петропавловска заложили опытную сельскохозяйственную ферму. Дорога к ней пролегала вокруг Култучного озера по Озерновской косе. 

Кроме строительных материалов (ка­надский кедр, ель, огнеупорный кирпич, железо, цемент), на полуостров завозили русских, японских и китайских рабочих «законтрактированных для постройки». В договорах говорилось: «Все означен­ные рабочие должны быть вполне опыт­ны в своем мастерстве, должны иметь все необходимые для работы инструменты, должны быть здоровы и иметь установ­ленные паспорта». Летом 1911 года за счет прибывающих людей население города поднялось до 1200 человек (против обычных 924).

В 1911-м году был составлен вариант дороги от села Завойко (ныне город Елизово) до села Мильково протяжением 312 вёрст, которым связывались следующее селения: Завойко, Коряки, Малки, Ганалы, Пущино, Шаромы, Верхне-Камчатское, Мильково.

Как ни странно, первой из сохранившихся до нашего времени дорог Камчатка обязана Почтово-телеграфному ведомству. В конце 1909 года вышел высочайший приказ о строительстве на Камчатке телеграфной линии Петропавловск — Большерецк — Тигиль. В материковой части страны столбы устанавливались вдоль дорог. На Камчатке наоборот — дорогу проложили вдоль телеграфных столбов. В 1910 году сотрудники Почтово-телеграфного ведомства построили временную дорогу от Петропавловска до Большерецка — 200 вёрст по лесам, сопкам, болотам и рекам. Работы были грандиозными. К месту установки нужно было доставить столбы, провода, изоляторы (некоторые из этих изоляторов с царскими гербами до сих пор находят на Камчатке). Где это было возможно, грузы доставлялись конными подводами, через большие реки, включая Авачу около села Завойко, строились канатные дороги. Той же осенью времянка Завойко – Коряки- Начики была размыта дождями до такой степени, что проезд по ней стал невозможен, а Заслуга в том, что участок времянки между Петропавловском и Завойко после распутицы остался проезжим, принадлежит губернатору.

«Если раньше на строительство дорог правительство выделяло ежегодно только полторы тысячи рублей, то Перфильеву удалось добиться ежегодных ассигнований на дорожное строительство на Камчатке в 10 тысяч рублей и дополнительно использовать часть денег по другим статьям петропавловского бюджета, — писал известный историк Борис Полевой в очерке «Десять лет перед революцией. Из истории города Петропавловска-Камчатского». По существу, именно Перфильев положил начало регулярному дорожному строительству на Камчатке. До него для поездок вглубь страны использовались только лодки и вьючные лошади, а зимой собаки».

В 1911 году на средства, отпущенные Областному Камчатскому управлению, 30 вёрст дороги были ремонтированы настолько, чтобы по трассе продолжилось движение. В последующие годы производились уже более капитальные работы по улучшению проезжей части, мостов, водоотводных канав, гатей (тогда же была установлена паромная переправа через реку Авача к селу Завойко). Дорога была до­строена в ноябре 1914 года уже при другом губернаторе — Николае Мономахове.

Трасса Петропавловск — Завойко (до реки Авача) была шириной в 4 метра, сужалась в болотистых местах, где были проложены гати трехметровой ширины, и на всем своем протяжении имела множество мостиков, труб и 50 мостов длиной до 12 метров. Стоимость возведения этой дороги по отчетным документам составила 26 500 рублей, а на её ремонт с 1915 по 1917 год было отпущено 4 500 рублей.

с. Завойко (совр. — г. Елизово). Начало 1900-х г. 

К 1913 году телеграфная линия дошла до Тигиля. Она связала все населенные пункты западного побережья Камчатки, позже линию провели на восточное побережье, до Усть-Камчатска. Времянками Почтово-телеграфного ведомства Завойко — Коряки — Начики на протяжении около 66 вёрст, а также по долине реки Кам­чатки население полуострова продолжало худо-бедно пользоваться еще десятки лет.

В историческом центре Петропавловска есть одно удивительное здание. Сей­час в нем размещается Камчатский государственный объединенный музей. Этот дом построили в начале прошлого века для канцелярии губернатора Камчатской области. Летом 1988 года во время ремонта на чердаке дома были найдены чрезвы­чайно любопытные документы — семейная переписка и финансовые документы Николая Мономахова — губернатора Камчат­ской области в период с 1912 по 1917 год.

Петропавловск. 1915 г. Здание губернской канцелярии (совр. — Камчатский краевой объединённый музей)

Мономахов происходил из потомственных дворян Саратовской губернии, до на­значения на Камчатку был вологодским вице-губернатором, в 1910 вице-губернатором Приморской области. Обнаруженная на чердаке переписка как раз и относится к вологодскому и приморскому периоду службы Николая Владимировича. Среди бумаг найдены два письма от Санкт-Петербургского торгового дома «Победа», полученные в 1910 году.

Первое датируется 9 марта: «Ваше Превосходительство, согласно Вашего желания, чтенном письме Вашем от 28-го минувшего февраля, при сем честь имеем препроводить Вам четыре вексельных бланка, с заполненным в оных текстах на 1524 рубля. При этом смеем заверить Вас, что прибытие купленной вами автомобильной коляски будет доведено до Вашего сведения без всякого промедления. Торговый дом «Победа».

От 17 марта: «Ваше Превосходительство, заказное письмо Ваше от 14-го сего месяца с векселями на Руб.1524 — мы получили. Складывающееся впереди автомобиля стекло может быть установлено в течение двухнедельного срока. Получение купленного Вами автомобиля мы подтвердим Вам телеграммою. С совершенным уважением Торговый дом «Победа».

Итак, в марте 1910 года Николай Владимирович Мономахов приобрел автомобиль, который обошелся ему в 1524 рубля, в Торговом доме «Победа». Поставщик двора Его Императорского Величества Торговый дом «Победа», основанный в 1892 году в Санкт-Петербурге Фёдором Танским, торговал велосипедами, импорт­ными и собственного производства. С 1899 года «Победа» начала продавать мотоциклы и автомобили. Многие из них собирались из привозных комплектующих в своей мастерской.

«Победа» стала первой крупной российской фирмой, которая применила систему кредитования, что обеспечило ей успех на рынке. Клиентам предлагались готовые автомобили или только шасси на выбор. Покупая шасси, клиент мог заказать кузов автомобиля по своему вкусу, срок исполнения не превышал трёх-четырёх месяцев.

Сборка автомобилей продолжалась до 1905 года, после чего «Победа» ограничилась только постройкой автомобильных кузовов и представительством в России зарубежных автомобильных и мотоциклетных заводов. Фирма проработала до 1917 года и представляла легковые и грузовые автомобили следующих марок: «Де Космо», ФН (Бельгия), «Жорж Ришар», «Ришар-Бразье», «Бразье», «Прюнель», «Перфекта», «Даррак», «Гладиатор», «Клеман-Байар», «Ариес», «Делоне-Бельвиль», «Лоррен-Дитрих», «Панар и Левассор», (Франция), «Олдсмобиль», «Нортерн» (САСШ), «Лаурин и Клемент» (Австро-Венгрия), «Стевер», «Опель», «Бенц» (Германия), «Гумбер», «Аргайль» (Англия), «Бианки», «Аквила», СКАТ (Италия).

Какой же автомобиль приобрел губернатор Камчатки Николай Мономахов?

Явно не самый дорогой. Можно только предположить, что это был автомобиль фирмы Brasier («Бразье») с фирменным кузовом «Победа». Это был самый распространенный автомобиль в то время, и его стоимость резко отличалась от собратьев. Для сравнения — европейские «Рено» и «Опель» стоили по 5 ООО рублей, отечественный «Руссо-Балт» модели С можно было приобрести за 7 500.

Выставка моделей автомобилей и велосипедов в помещении торгового дома «Победа». 1912 г.

Судя по найденному на том же чердаке черновику докладной записки к Приамурскому генерал-губернатору, заработная плата Мономахова составляла триста шестьдесят рублей в месяц. То есть стоимость автомобиля – это его заработок за 4 месяца и одну неделю.

И вот тут возникает самый интересный вопрос. Взял ли Мономахов с собой этот автомобиль на Камчатку, когда в июне 1912 года был назначен губернатором об­ласти? Он приехал на полуостров со всем своим большим семейством (у него было 8 детей), привез даже старую переписку — было ли у него желание перевезти на полуостров новенькую машину?

Исторические документы не дают ответ на этот вопрос. Воспоминаний очевидцев, а тем более фотографий, не сохранилось. Если это правда, то автомобиль Мономахова — первый легковой автомобиль на Камчатке. Если же автомобиль был оставлен во Владивостоке, то заслуги Мономахова в этой сфере намного скромнее — он стал первым автомобилистом на полуострове.

О передвижениях по Камчатке губернатора Мономахова известно, что в 1913 году он предпринял путешествие из Петро­павловского порта на Чукотку для обследования золотоносных месторождений. Большую часть пути начальник Камчатки проехал на собаках, только в некоторых местах верхом на лошади, сделав туда и обратно более 2000 вёрст.

По возвращению в Петропавловск был издан «Всеподданнейший отчет губерна­тора Камчатской области действительного статского советника Мономахова за 1912 и 1913 год». Этот отчет был направлен Императору. О камчатских дорогах Мономахов писал: «Дорожное строительство области, в смысле проведения и оборудования сухопутных дорог, находится в совершенно зачаточном состоянии, между тем, дело это имеет огромное значение для развития жизни в крае и на него должно быть обращено самое серьезное внимание. Отсутствие необходимого технического персонала, могущего заняться обследованием области в дорожном отношении, служит главнейшим препятствием к осуществлению этой серьёзной потребности. При составлении постоянных штатов для области, вместо ныне существующих временных, это принято мною во внимание и введен технический персонал, могущий выполнить эту задачу. К устройству сухопутных дорог простейшего типа надлежит приступить в ближайшем будущем».

В 1916 году губернатор Мономахов поехал с семьей в отпуск и на Камчатку вернуться уже не успел. После революции 1917 года его имущество было реквизировано и продано.

Продолжение следует!

Источник:

1. Семёнова О. В. Дороги среди вулканов: история дорожной отрасли Камчатки: [массовое изд.] / О. В. Семенова; [ООО «Устой-М»; фото из фондов ККОМ, ГАКК, личных архивов В. Гуменюка и др.; реконструкция карт — В. А. Семенов]. — Петропавловск-Камчатский: [Камчатпресс (тип.)], 2018. — 220 с.: ил. — Библиогр. в конце книги. — ISBN 978–5–9610–0317–8.

2. Материалы из фондов КГБУ «Камчатский краевой объединенный музей».

Нет комментариев. Ваш будет первым!