Страницы истории Камчатской медицины. Ч.1.

Страницы истории Камчатской медицины. Ч.1.

 История Камчатской медицины полна яркими, а порой и трагическими, событиями и биографиями. Сегодня, мы хотели бы коснуться одного из самых сложных периодов в её становлении — второй половины XIX-первой половины XX вв.

Итак, немного истории. Со второй половины XIX века в развитии медицины на Камчатке наступил период застоя. Камчатская область прекратила свое существование. С потерей самостоятельности как административ­но-территориальной единицы Камчатка теряет и возможность развиваться быстрее, ориентируясь на собственные нужды и потребности. В 1856 г. был образован Петропавловский округ, который вошел в состав Приморской области. С этого времени камчатское народное здравие находилось под управле­нием медицинского инспектора Приморской области, полагаясь на рапорты медиков, работавших на полуострове.

К середине XIX века на Камчатке не осталось гражданских больниц. Должность окружного врача, среднего медицинского персонала долгое время оставались вакантными. Население — и русское, и або­ригенное вынуждено было полагаться на собственные представления о лечении, а также на помощь знахарей и шаманов.

В 1861 г. император Александр II обратил внимание на отчет военного губернатора Приморской области в котором было сказано, что на северо-восточных окраинах Российской империи с давнего времени господствует болезнь сифилис, но причины этой болезни и способы лечения до сих пор не исследованы.

В 1862 г. для борьбы с сифилисом в Гижигинский и Петропавловский округа был командирован доктор Эдуард Фридрихович Шперк, который по приезду с головой уходит в изучение краевой патологии. Он знакомится с образом жизни коренных народов, практикует лечение минеральными водами, разрабатывает рекомендации по организации мер, препятствующих распространению сифилиса. Э. Ф. Шперк делает вывод, что на северо-востоке Российской империи редко можно встретить больного сифилисом, когда-нибудь лечившегося. Результатом его исследования стала диссертационная pa6oтa, которую он успешно защитил в Санкт-Петербурге.

Некоторые предложения Э. Ф. Шперка по организации медицинской помощи были реализованы. По мнению доктора для искоренения сифилиса необходимы врачи, которые занимались бы исключительно только лечением этой болезни. Лишь в 1873 г. Государственный Совет принял решение об открытии временных сифилитических больниц и командировании медицинского персонала в Петропавловский округ. Были открыты больницы в Петропавловске, селениях Тигиль и Ключевское. В Петропавловске для больницы был приобретен новый дом. В верхнем этаже лечебницы помещалась аптека, комната для запасов и жилая комната для фельдшера. В нижнем — мужское и женское отделения, комната для служащих. Заведовал медицинским учреждением доктор Ковалев.

Через несколько лет эти больницы были закрыты «как дорогая затея, не оправдавшая возложенных на неё задач». Медицинское сообщество понимало, что сифилис временному лечению не поддается, а требует «периодического пользования в течение всей жизни больного».

Низкая плотность населения на необъятных просторах Камчатки, труднодоступность населенных пунктов и зимой, и летом, отсутствие лечебных заведений, самая незавидная обеспеченность лекарственными средствами аптек, малочисленность состава медицинских чинов, «настолько щедро давало новых сифилитиков, что ныне количество… сифилитике поражает своею цифрою».

Местная администрация не раз поднимала вопрос об устройстве небольших больниц, в которых было бы организовано стационарное лечение с бесплатной медицинской помощью для коренных народов Камчатки. Однако полностью реализовать эти предложения удалось только в советское время.

В конце 1970-х гг. XIX в. на должность окружного врача Петропавловского округа был назначен Бенедикт (Венедикт) Дыбовский. Один из немногих медиков, кто стремился получить эту должность. Существенную помощь в её получении оказал ему Совет Императорского Русского Географического общества (ИРГО), действительным членом которого он состоял с 1878 г.

Работы по биологии Венедикта Дыбовского привлекли к себе внимание ученых страны. Б Ды6овский стремился продолжить свои научные изыскания на северо-востоке России. Совет утвердил предложенную Б. Дыбовским программу исследовательских работ на Камчатке и Командорских островах.

Академия наук со своей стороны выдала ему необходимые приборы, научную литературу, и сумму в тысячу рублей на проведение исследований на Камчатке.

Около пяти лет пробыл Б. Дыбовский на Камчатке, где проявил энергичную деятельность и как практический врач и как исследователь. Он был частым гостем у ительменов, коряков, вел большую работу по поднятию санитарно-гигиенического уровня населения и боролся с эпидемиями.

Доктор не оставался в стороне от социальных проблем. Протестом звучат его слова в одном из писем, где он характеризует быт коренного населения: «Не могу смотреть, — писал он, — на бесчеловечное отношение администрации и купцов  к местному населению...» и далее — «для ограждения народонаселения Камчатки от голодной смерти никаких мер до настоящего времени не принято...».

В своих письмах к генерал-губернатору Восточной Сибири и ИРГО окружной врач на конкретных примерах убедительно показал, что частые заболевания и большая смертность коренного населения Камчатки и Командорских островов являются результатом чрезвычайно плохих материальных условий.

Отсутствие прироста населения Камчатки и даже его уменьшение доктор связывал с тяжелым материальным положением коренных жителей, единственным средством существо­вания которых было рыболовство, пушной промысел. Б. Дыбовский считал, что только развитие зем­леделия может способствовать росту благосостояния населения. Он убеждал местную администрацию в том, что необходимо активно разводить картофель, репу, брюкву и др., нужны акклиматизированные семена зерновых культур. Кроме разводимых на Камчатке коров, лошадей, оленей предлагал акклимати­зировать овец, коз, кроликов, яков, а в водоемах — карповых рыб и лягушек, которые явились бы прекрас­ным кормом для лисиц.

На протяжении четырех лет Б. Дыбовский пять раз объехал полуостров на собачьих и оленьих упряжках, трижды бывал на Командорских островах, оказывая по пути следования врачебную помощь жителям камчатских селений. Работая на Камчатке, помимо выполнения прямых обязанностей, он проводил обширную науч­но-исследовательскую работу. Окружной врач исследовал минеральные воды полуострова, составил их классификацию. Б. Дыбовский дал полное этнографическое описание населявших народов. На осно­вании его лингвистических материалов И. Радлинским составлен «Словарь наречий камчатских наро­дов». Б. Дыбовский не только описал рыб Камчатки, но и обосновал выгодность рыболовного промыс­ла в больших объемах для туземного населения и государства. Исследователь собирал коллекции птиц, млекопитающих, рыб, ракообразных, моллюсков и паукообразных, сведения о минеральных источниках Камчатки.

Он описал флору и фауну Командор­ских островов, был ини­циатором разведения на островах северных олений. Человек талантливый и неравнодушный к жизни и проблемам вверенной ему территории, Б. Дыбовский настоял на регулировании соболиного промысла на Камчатке. Благодаря ему впервые были установле­ны сезонные запретные сроки на соболиную охоту (с 1 марта по 15 октября).

В 1883 году с коллек­цией общей массой в 116 центнеров ученый покинул Камчатку и по приглаше­нию кафедры зоологии Львовского университета отправился в город Львов. Эта коллекция представ­ляла природные и культурные артефакты. В 1884 году она экспонировалась на выставке, названной: Этнографическая выставка Камчатки и Командорских островов: Собрание доктора Дыбовского». Был издан каталог, который, в связи с утерей самой коллекции, является особенно важным дополни­тельным источником по истории естествознания Камчатки.

Окружной врач пользовался большой любовью населения, в связи с чем, даже спустя 20 лет после отъезда, благодарные жители Камчатки прислали ему во Львов полный скелет морской коровы (стеллерова корова), датированный XVIII веком, поиски которой он безуспешно вел все годы пребывания на Камчатке.

Незадолго до смерти Б. Дыбовский писал: «Если б мне хватило здоровья, хотел бы ещё опубликовать воспоминания о Камчатке и камчадалах — о крае и народе интереснейшем и симпатичнейшем в Азии». К сожалению, подготовленная Б. Дыбовским книга о Камчатке так и не была издана, а её рукопись уте­ряна. Более того многие материалы Б. Дыбовского погибли в Польше в годы второй мировой войны.

Продолжение следует.

Источник:

Очерки камчатской медицины. — Петропавловск-Камчатский: издательство Холдинговой компании «Новая книга», 2016.

Нет комментариев. Ваш будет первым!