Имя Петропавловской обороны

Имя Петропавловской обороны

В 2018 г. исполнилось 205 лет со дня рождения Ивана Николаевича Изыльметьева, чье имя вписано красной строкой в военную историю Камчатки. 

Иван Николаевич Изыльметьев, сын генерал-майора Корпуса морской артиллерии, родился 4 января 1813 года. В 1826 году поступил в Морской кадетский корпус, начальником которого в то время был вице-адмирал Иван Федорович Крузенштерн. В 1830 году успешно его окончил и был произведен в гардемарины.

Молодой морской офицер с 1830 по 1848 год плавал на различных судах Балтийского флота, преимущественно в Финском заливе.  Он успешно продвигался по службе. Иван Изыльметьев был произведен в лейтенанты в 1837 году, получил Высочайшее благоволение в 1841 году, орден Святого Станислава 3-й степени в 1842 году и в том же году был назначен командующим тендером «Лебедь». В 1847 году произведен в капитан-лейтенанты.

В начале 1849 года назначен командиром транспорта «Або». Изыльметьев привел свое судно в превосходный вид. Он обратил на себя благосклонное внимание финляндского генерал-губернатора Светлейшего князя Александра Сергеевича Меньшикова. В конце этого же года он получил в командование корвет «Князь Варшавский». Затем был представлен к заграничному плаванию — мечте каждого моряка.

В 1853 году Иван Изыльметьев считался настолько достойным, что был назначен командиром фрегата «Аврора», посланного на Амур.  На фрегате под командой Изыльметьева отправились в кругосветное плавание: капитан-лейтенант Михаил Петрович Тироль, мичман Николай Алексеевич Фесун (исследователь Магелланова пролива), юнкер Константин Федорович Литке (географ, дважды обогнувший земной шар), ставшие впоследствии известными русскими мореплавателями.

Фрегат «Аврора», сделав короткую остановку в Рио-де-Жанейро, обогнул мыс Горн и перешел в Тихий океан. Пройдя вдоль берегов Чили, фрегат в апреле 1854 года зашел в перуанский порт Кальяо для пополнения припасов перед длительным переходом через Тихий океан к берегам Камчатки.  В Кальяо в это время находились два фрегата из англо-французской тихоокеанской эскадры. Хотя война с Россией еще не была объявлена, союзники решили задержать «Аврору» до официального сообщения о начале военных действий. Благодаря предусмотрительности Изыльметьева им не удалось осуществить свои намерения. Иван Николаевич поставил свой фрегат на рейде мористее других судов, но, по требованию союзных фрегатов, носом к ним. Они полагали, что в таком положении «Аврора» не сможет покинуть рейд, не совершая маневра разворота под паруса.

Проходил день за днем, русские моряки спокойно пополняли свои продуктовые запасы. Изыльметьев готовился к отплытию, чтобы спасти свой фрегат от позорного плена. Получив от симпатизировавшего России американского банкира сообщение о том, что на флагманском фрегате англо-французского отряда проводится совещание и разрабатывается план захвата «Авроры», Иван Николаевич решил при первой же возможности уйти в море.

Изыльметьев приметил, что каждое утро при полном штиле рейд кратковременно окутывает густой туман. Иван Николаевич понял, что это единственная возможность вырваться из плена. Он приказал матросам бесшумно поднять якорь, обвязывая для этого тряпками каждое звено якорной цепи. Фрегат тихо ушел в море. «Аврору», которая была в положении «носом к неприятелю», отбуксировали семь десятивесельных шлюпок.

Русский фрегат бесшумно прошел в непосредственной близости от сторожившего его английского фрегата, чуть не задев его бортом. Не успел еще отзвучать сигнал тревоги на английском фрегате, «Аврора» уже на полных парусах стремительно уходила в просторы Тихого океана.  Чтобы избежать столкновений с вражескими кораблями, Изельметьев отступил от рекомендованных лоцией путей. Он совершил в рекордно короткий для того времени срок, всего за 66 дней, переход из Кальяо в Петропавловск.

Переход был чрезвычайно тяжелым, с постоянно чередующимися штормами и штилями. Морская вода сквозь палубу просачивалась в жилые помещения, и там становилось сыро и невыносимо душно.  В Кальяо были взяты для команды быки и тысячи лимонов для варки пунша с ароматными травами. Несмотря на это, почти вся команда фрегата, не исключая и доктора, утомленная долгими трудными переходами с двумя только кратковременными стоянками в Рио-де-Жанейро и Кальяо, заболела скорбутом.

Изыльметьев, сам болевший этой болезнью, едва передвигавший ноги, не спал ночей, проводя их вместе с фельдшером у коек тяжело больных матросов. Иван Николаевич Изыльметьев никогда не изменял гуманным принципам, показывая высокие примеры самопожертвования.

19 июня 1854 года «Аврора» благополучно пришла в порт Петропавловск на Камчатке. В это время военные действия уже начались, и небольшой гарнизон Петропавловска под руководством военного губернатора Камчатки контр-адмирала Василия Степановича Завойко готовил порт к обороне. Приход сорокачетырехпушечного фрегата значительно укрепил порт. Изыльметьев принял деятельное участие в организации обороны Петропавловска.

Было установлено 7 батарей с 40 орудиями, а находящиеся в это время в бухте фрегат «Аврора» и транспорт «Двина» были развернуты бортами так, чтобы встретить противника огнем из имеющихся орудий. 18 августа англо-французская эскадра, состоящая из шести кораблей (в их числе были и те два фрегата, которые упустили «Аврору» в порту Кальяо), вошла в Авачинскую бухту и начала бомбардировку Петропавловска.  Изыльметьев за все время обороны Петропавловска проявил военную мудрость, хладнокровие и большое личное мужество. Именно ему Петропавловск был обязан тем, что едва неприятель выводил из строя батарею, она уже вновь готова была к действию.

24 августа была предпринята последняя атака на укрепления Петропавловска, которая была отбита, несмотря на четырехкратное превосходство англо-французских десантников над защитниками порта. Потеряв более 400 человек, союзная эскадра отошла от Петропавловска.

В письме одного из офицеров «Авроры», написанном родным через 3 дня после Петропавловского сражения, говорится с большим уважением и восхищением об Изыльметьеве:  «Смотря на спокойное, благородное лицо нашего капитана, на его хладнокровную распорядительность, видя его мужество, можно было быть уверенным, что фрегат «Аврора» не будет пятном русского флота… Приказания были кратки, но отдавались таким голосом, что, я уверен, не нашлось бы человека, который осмелился бы возразить на них. Теперь-то я понял, что можно быть и не светским и не щеголем, и в то же время быть капитаном, какого другого, уверен, нет».   За оборону Петропавловска от нападения англо-французской эскадры Иван Николаевич Изыльметьев был произведен в капитаны 2-го ранга и награжден орденом Св. Владимира 3-й степени.

Весной 1855 года в составе отряда контр-адмирала Завойко, прорубившись через лед, фрегат «Аврора» вышел в устье реки Амура. Известие о безнаказанном выходе из Петропавловского порта в такое время года, когда он бывает покрыт льдом на большом расстоянии, было встречено с удивлением и восхищением мужеством и мастерством русских моряков. В заливе Де-Кастри фрегат принял участие в перестрелке с английскими судами эскадры адмирала Эллиота.

В 1856 году Изыльметьев заболел и вынужден был передать командование фрегатом своему старшему офицеру Тиролю. Изыльметьев был вызван в Петербург и уже на другом судне, обогнув Африку у мыса Доброй Надежды, вернулся в Кронштадт, завершив таким образом свое кругосветное плавание. Спустя год и фрегат «Аврора», обогнув мыс Доброй Надежды, бросил якорь в Кронштадтском порту.

С 1856 по 1864 год Иван Николаевич Изыльметьев командовал различными судами Балтийского флота. В 1864 году он был произведен в контр-адмиралы и назначен начальником штаба главного командира Кронштадтского порта и младшим флагманом.

Изыльметьев был произведен в контр-адмиралы на 35-м году службы, из которых в течение 20 лет командовал различными судами и шесть лет — разными экипажами.  Везде он оставил о себе добрую память. Иван Николаевич Изыльметьев был в высшей степени скромным человеком. Тихий и молчаливый в обыденной жизни, Иван Николаевич становился на голову выше окружающих при чрезвычайных обстоятельствах. Примеров тому множество. Ивана Николаевича хорошо характеризует рассказываемый его сослуживцами случай: фрегат «Аврора» у Ютландского берега во время шторма оказался в таком опасном положении, что командир фрегата Изыльметьев вызвал всех офицеров к шпилю, у которого проходили в то время все военные советы.

Спокойным голосом Изыльметьев изложил им критические обстоятельства, указав на карте место, на котором через час им предстояло разбиться. «Но, — продолжал Изыльметьев, — если мы сейчас повернем, то разобьемся не через час, а через два. Отчего нам не прожить лишний час? Только для этого надо, чтобы поворот удался».  Воодушевленные хладнокровием командира, офицеры разошлись по местам. Поворот удался. А затем ветер неожиданно переменился, и осужденный уже на гибель фрегат, форсируя парусами, вышел на «чистое» море.  Прослужив несколько лет начальником штаба Кронштадтского порта, Изыльметьев по состоянию здоровья вышел в отставку и больше не числился по морской службе.

Все известное об Иване Николаевиче Изыльметьеве и, особенно, важная роль, которую сыграл он при отражении нападения англо-французской эскадры на Петропавловск, характеризуют этого, почти забытого морского офицера как незаурядного военного человека и настоящего капитана, память о котором должна быть сохранена в истории флота.   Славный мореплаватель оставил свое имя и на карте мира. Одна из бухт Татарского пролива у южной оконечности острова Сахалин называется бухтой Изыльметьева.

Скончался контр-адмирал Иван Николаевич Изыльметьев 4 ноября (по старому стилю) 1871 года и похоронен на кладбище Сизелинна рядом с могилой своих родителей.

Литература:

1. Калмыков П.Л. Иван Николаевич Изыльметьев: подвиги и легенды //«Всеобщее богатство человеческих познаний»: материалы XXX Крашенинник. чтений. — Петропавловск — Камчатский, 2013. — С. 121-134.

Нет комментариев. Ваш будет первым!