"Война вошла в мальчишество моё..." Часть 7.

"Война вошла в мальчишество моё..." Часть 7.

Дети войны и веет холодом, 

Дети войны и пахнет голодом, 

Дети войны и дыбом волосы:

На чёлках детских седые волосы.

Земля омыта слезами детскими, 

Детьми советскими и не советскими.

Какая разница, где был под немцами:

В Дахау, Лидице или Освенциме?.

Их кровь алеет на плацах маками, 

Трава поникла, где дети плакали...

Дети войны и боль отчаянья,

И сколько надо им минут молчания!...

                                                          Людмила Голодяевская

Эльвира Михайловна Куковицкая  и  Валентина Владиславовна Дьякова

Когда началась война, Валентина Владиславовна с четырёхлетней дочкой Эльвирой и мужем, кадровым военным, жила в
Приморье. В 1941 году супруг ушёл на фронт, и вскоре погиб. Семьи офицеров эвакуировали в разные города СССР: Элла с мамой оказалась в Ставрополе, оттуда их вскоре угнали в Германию.

Многие пленные погибли во время американских бомбёжек. Всю жизнь Эльвире Михайловне снились воронки от бомб. Такие моменты забыть невозможно.

Мужчин из концлагеря посылали работать на заводы, женщины мыли вагоны в депо и работали «на хозяев». Освободили узников американцы в апреле 1945-ого. День освобождения был самым счастливым и самым страшным одновременно: чёрные самолёты бомбили, всё взлетало на воздух, взрывалось, горело, вокруг гибли люди. Каким чудом им с мамой удалось тогда выжить, она до сих пор не понимает, ведь выжили немногие. Когда бомбёжки прекратились, перед пленными распахнулись ворота, но выйти никто не решался — все боялись. Они поняли, что спасены только тогда, когда в ворота въехали американцы на джипах. Маленькая Эльвира отчётливо запомнила огромного негра, который взял её на руки, и, улыбаясь своей белоснежной улыбкой, позировал перед фотокамерой. Затем протянул ей большой кусок белого хлеба, намазанного толстым слоем масла. Девочка настолько привыкла к лагерной пище, что непривычный на вкус белый хлеб ей не понравился. Она попросила того, обычного, если можно, побольше...  Обычного, лагерного хлеба, с опилками и бумагой, всегда Элле казалось мало.

После освобождения бывшие узники находились в концлагере ещё несколько месяцев — оформляли необходимые документы. За это время многие русские девушки успели выйти замуж за иностранцев и уехать с ними в Европу. Валентину Владиславовну тоже уговаривали уехать в другую страну, но ей очень хотелось на родину, в Ленинград. Кроме того, в лагере она познакомилась со своим будущим мужем Дмитрием, с которым они решили с тех пор быть всегда вместе.

Новая семья обосновалась в родных местах Дмитрия — в Запорожье. В город своего детства Валентина Владиславовна вернуться так и не смогла: тогда бывших узников не пускали в крупные города. С большим трудом взрослые устроились на работу. Восьмилетнюю Эльвиру в школу не взяли — отправили в детский сад. Тогда она ещё плохо говорила по-русски, знала больше немецкий. Когда родители поняли, что пребывание в нацистском плену — клеймо на долгие годы, научили девочку скрывать свои познания в немецком.

Действительно, Эльвира большую часть жизни прожила с клеймом своего прошлого. Её не хотели принимать в пионеры и было сложно поступить в институт. Несмотря на всё это, преодолевая трудности, Эльвира получила профессию, вышла замуж и родила троих дочерей. В 1975-ом семья Куковицких переехала на Камчатку, которая стала для них родным домом на многие годы. 

Нет комментариев. Ваш будет первым!