Носитель духа свободной России - обзор литературы к 150-летию М. Горького

Заглавная картинка:
Носитель духа свободной России - обзор литературы к 150-летию М. Горького
Тип статьи:
Авторская

28 марта -150 лет со дня рождения Максима Горького (Алексея Максимовича Пешкова) (1868-1936), писателя, общественного деятеля.

Президент РФ Владимир Путин подписал указ о праздновании в 2018 году 150-летия со дня рождения писателя Максима Горького

” Учитывая выдающийся вклад Максима Горького в отечественную и мировую культуру и в связи с исполняющимся в 2018 году 150-летием со дня его рождения, постановляю… принять предложение правительства РФ о праздновании в 2018 году 150-летия со дня рождения Максима Горького”.

«Любите книгу, она облегчит вам жизнь,

дружески поможет разобраться в пестрой и бурной путанице мыслей,

чувств, событий, она научит вас уважать человека и самих себя,

она окрыляет ум и сердце чувством любви к миру, к человечеству…»

Максим Горький

Максим Горький – знаковый писатель-реалист начала XX века, один из самых значительных и известных в мире русских писателей и мыслителей, основоположник социалистического реализма, номинант на Нобелевскую премию в области литературы. Максим Горький – литературный псевдоним Алексея Максимовича Пешкова, устоявшимся является также неверное употребление настоящего имени писателя в сочетании с псевдонимом – Алексей Максимович Горький. Известные произведения писателя – «Жизнь Клима Самгина», «Мать», «В людях», «Песня о Буревестнике», «Песня о Соколе», «Мещане», «На дне», «Дети солнца», «Старуха Изергиль», «Макар Чудра».

Уважаемые читатели, предлагаем Вам обзор литературы из фонда Центральной городской библиотеки, которая, надеемся, будет полезна исследователям-филологам, историкам, журналистам и всем, кому захочется понять великого писателя в наше новое время.

Петелин, В. В. Жизнь Максима Горького. «Я - каторжник, который всю жизнь работал на других...» / В. В. Петелин. - М. : Центрполиграф, 2007. - 715, [4] с. : ил. - ISBN 978-5-9524-3308-3.

«В последние годы слишком много разговоров в критике, литературоведении, в публицистике о смерти A.M. Горького. Идет давно и остро полемика между двух кланов, если можно так выразиться, высказывающих разные точки зрения о причинах смерти и ее «подготовителях».

Возникла целая группа лиц, критикующих старые представления о причинах смерти A.M. Горького, называют новые...

«Почему Сталин убил Горького?», «Загадка смерти Горького», «Буревестник в клетке. Досье Максима Горького», « Гибель Буревестника», «Мура», «Горький жертва или слуга Сталина», «Горький без грима. Тайна смерти» и др. — все эти сочинения были опубликованы в первые годы после так называемых «реформ» и дали возможность всем, кого так тяготила советская цивилизация, со всеми ее строгостями, недостатками и преимуществами социально-бытового устройства общества, высказать то, что накопилось в их наболевших душах — сказать о Сталине — диктатор, палач и др., что он повинен и в том, что погубил и Алексея Максимовича Горького, а самые «отпетые» специалисты договорились и до того, что обвинили в этом убийстве и Марию Игнатьевну Закревскую-Бенкендорф-Будберг, невенчанную жену, любовницу, секретаря и переводчика с европейских языков.

В эту полемику включились и серьезные литературоведы, издали множество литературных сборников, опубликовали десятки, сотни ранее не опубликованных писем, статей с убедительными доводами и разоблачениями.

Барахов, Берберова, Быковцева, Маслов, Пархомовский, Тополянский — вот неполный перечень ученых, которые резко полемизировали против тезиса «Почему Сталин убил Горького?» и убедительно, с использованием многочисленных документов и справок, доказали, что A.M. Горький умер вполне естественной смертью.

Вышел наконец-то сборник «Вокруг смерти Горького. Документы, факты, версии», в котором все документы опубликованы, история болезни, воспоминания врачей, воспоминания близких, которые были около Горького в последние дни его жизни: Екатерины Павловны Пешковой, Марии Игнатьевны Будберг, П.П. Крючкова, О.Д. Чертковой, Марфы Максимовны Пешковой, И.М. Котенкова, Г.А. Пеширова.

В сборнике опубликованы также статьи Е.Н. Никитина, А.В. Евдокимова, С.Д. Островской и Л.Н. Смирновой, которые как раз и посвящены разным аспектам жизни и смерти A.M. Горького.

Несколько слов хочется здесь сказать о работах В. Шенталинского и В. Баранова. Работах интересных, любопытных, но сколько в них ошибок и легких, бездоказательных предположений и догадок!

Взять хотя бы письмо Горького Вс. Иванову, упомянутое В. Шенталинским: «Умонастроение Горького в это время хорошо видно из его неизвестного, хранившегося в лубянском архиве письма, адресованного молодому другу из Советского Союза, писателю Всеволоду Иванову...»

Письмо это было опубликовано в сборнике Вс. Иванова «Переписка с A.M. Горьким. Из дневников и записных книжек», составленном Т.В. Ивановой и К.Г. Паустовским и вышедшем в издательстве «Советский писатель» в 1969 году. При этом В. Шенталинский датирует это письмо «8 сентября 1927 г.», а на самом деле, как пишут составители, «8 ноября 1927 г.». У В. Шенталинского читаем: «Чувствую себя отвратительно...», а на самом деле Горький написал: «Чувствую себя отравленным, голова тяжелая, мысли — шерстяные». «Отвратительно» или «отравленным» — большая разница. Есть и другие неточности: у В. Шенталинского: «камфарой и еще какой-то жидкостью», а на самом деле, как у составителей, «какой-то гадостью». Сборник вышел в 1969 году, а книга В. Шенталинского «Рабы свободы в литературных архивах КГБ» в 1995 году. Можно было бы посмотреть и специальную литературу...

Я порадовался выходу в свет книги В. Шенталинского, в то время она прозвучала полновесно, но, внимательно разбирая ее документальность, приходишь к выводу, что не истина диктовала ему книгу и подбор имен, а чем-то обиженное сердце...

Вместе с тем и в сборнике, и в книге В. Шенталинского есть фразы, которые могли бы обратить внимание: «Я — плохой марксист и слагать ответственность за жизнь с личности на массу, коллектив, партию, группу — не склонен». Горький здесь выступает и против литературной идеализации крестьянства, и против идеализации «наций, массы, класса». И это в то время, когда в литературе устанавливалась идеализация идеологии рабочего класса...

И что ж тут удивляться пышности и торжественности встреч Горького с рабочими и крестьянами, с трудовой интеллигенцией, если только за несколько лет пребывания в изгнании он написал и издал «Дело Артамоновых», завершил автобиографическую трилогию, опубликовал свои воспоминания о Ленине, Льве Толстом, о Чехове, о Короленко, о Леониде Андрееве, книгу рассказов 1922—1924 годов, десятки статей в «Правде» и «Известиях», свидетельствующих о поддержке советской власти, поднимающих Россию на высокую ступень мирового признания... Россия, весь Советский Союз радостно приветствовали приезд Горького и его окончательное переселение в Советскую Россию. Нечего удивляться и тому, что Горький почувствовал близость со всеми, кто мучительно и трудно строил новую Россию, — дружеские отношения со Сталиным, Молотовым, Кировым, Бухариным, Каменевым, Ягодой... В. Шенталинский приводит письмо в качестве доказательства того, что Горький «сидит на двух стульях. С одной стороны, как бы благословляет все происшедшее с 1917 года, с другой — как бы нет», «Вы живете вдали, своевременно уклонившись от счастья быть слепым и безгласным объектом эксперимента, проводимого вопреки Вашему желанию и против желания почти всего населения Вашей страны...» Это было в 1927 году. А Горький приехал в Россию в 1928 году, приехал как наблюдатель, но через пять лет убедился, что идет строительство новой жизни в новом государстве, с тревогами, жуткими недостатками, радостью обновления и тяжестью испытаний. То, что, казалось, рухнуло в феврале 1917 года, возродилось как великое русское государство, с русскими корнями и русской устремленностью. Сошел с политической сцены Лев Троцкий, самый лютый враг русского народа, дворянства, крупных капиталистов, творческой интеллигенции, философов, математиков и пр. и пр. Сникли заметные его сподвижники Зиновьев, Каменев, Бухарин, получили скромные места в политической иерархии, не влиявшие на решающие вопросы современной жизни, вопросы решают Сталин, Молотов, Каганович, Киров, Орджоникидзе... Пришла новая власть, задумавшая грандиозные преобразования в Советском Союзе... Как же не помочь этой новой власти? И Горький вернулся в новую Россию...

В. Шенталинский на Лубянке узнал, что Крючков получал деньги на машину Горькому, получал эти деньги из КГБ, но почитайте, сколько Горький заработал за это время, сколько собраний сочинений, сколько статей, сколько сборников вышло у Горького, посчитайте и скажите, неужто четыре тысячи долларов Горький не заработал, чтобы купить себе машину... Горестные заметки, ничего не скажешь...

Горький поддержал новую власть, укрепил ее авторитет, считал, что роль его преувеличивают, называют прекрасный Нижний Новгород его именем, называют театр его именем и пр. и пр.

Конечно, за ним следили, как и сейчас следят за всеми, кто хоть как-то влияет на общественное мнение, поддерживают тех, кто поддерживает сегодняшнюю власть. Так повелось с древнейших времен, так будет и сейчас, так будет и завтра.

Он поддержал эту новую власть, давал им свои статьи и доклады на «просмотр», понимая, что его выступления должны соответствовать партийным устремлениям, и возражал, бывал недоволен, когда некоторые его положения исправлялись или вообще не печатались.

Народ, хлынувший к нему, ежедневные гости отнимали у него много времени, он и в Сорренто окружал себя «крепостью», за которой следили Мария Игнатьевна, Тимоша, Максим, а здесь дом и дачу Горького окружили сотрудники КГБ, как и сегодняшние охранники, омоновцы и пр. окружают видных деятелей сегодняшнего государства.

Многие современные книги о Горьком просто пронизаны мыслями о том, что Горький оказался в заповеднике, в золотой клетке, откуда нет доступа к свободным мыслям, к свободе общения, к свободе творчества, что палачи и убийцы в лице партийной иерархии лишили нас истинного вождя русской демократии, связали его, заставили говорить то, что хотели эти палачи и убийцы. Все это весьма и весьма легковесные выводы. Горький сам поддержал их, сам увидел то, что сегодняшние мыслители не увидели и не могли увидеть, затопленные сегодняшним озлоблением, сведением счетов за обиженных дедов и отцов.

Горький увидел то, что родилось и возникло новое поколение людей, чуждых дворянскому и буржуазному высокомерию, чуждых интеллигентскому пресмыкательству перед сильными мира сего. Он увидел то, что позднее сформулировал Михаил Шолохов в своем романе «Они сражались за Родину». Александр Стрельцов, кадровый военный, накануне войны 1941 года так охарактеризовал это новое поколение строителей нового общества: «И какой же народище мы вырастили за двадцать лет! Сгусток человеческой красоты! Сами росли и младших растили. Преданные партии до последнего дыхания, образованные, умелые командиры, готовые по первому зову на защиту от любого врага, в быту скромные, простые ребята, не сребролюбцы, не стяжатели, не карьеристы. У любой командирской семьи все имущество состояло из двух чемоданов. И жены подбирались, как правило, под стать мужьям. Ковров и гобеленов не наживали, в одежде — простота, им и «краснодеревщики не слали мебель на дом». Не в этом у всех нас была цель в жизни! Да разве только в армии вырос такой народище?

А гражданские коммунисты, а комсомольцы? Такой непробиваемый стальной щит Родины выковали, что подумаешь, бывало, — и никакой черт тебе не страшен. Любому врагу и вязы свернем и хребет сломаем!»

Вот такой «народище» и увидел Горький и восхитился...

В научной литературе вызвала вполне убедительные и обоснованные возражения и книга Вадима Баранова «Горький без грима. Тайна смерти» (М., 1996), особенно его версии об отравлении Горького Марией Игнатьевной Будберг-Закревской.

В моей книге Мария Игнатьевна представлена довольно широко, опубликованы ее письма, сложные и противоречивые отношения ее с Горьким, надежды ее на брак разбивались о полное неприятие этой возможности со стороны Горького, он не верил ей до конца, опасался, что ее тянет «повеселиться», развлечься с более молодыми и интересными мужчинами; не раз она предлагала жить вместе постоянно, но он отвергал эту ее надежду. То он был занят Варварой Шайкевич, и только после разрыва с ней он мог принять Муру, которую искренне любил и которая была ему просто нужна как переводчик, как секретарь, как любовница. Но она была моложе его на двадцать четыре года, это и вызывало его опасения. То он стал жить вместе с Липой Чертковой. Странной версией В. Баранова кажется то, что, по воспоминаниям Липы Чертковой, Мария Игнатьевна, уходя из комнаты Горького и рыдая, с криком промолвила: «Теперь я вижу, что я его потеряла... он уже не мой». Мария Игнатьевна любила Горького, вовсе не была ему верной и преданной, не об этом сейчас разговор, она все еще надеялась на свою власть над ним, она отказалась быть женой Уэллса, хотя они вместе принимали гостей как муж и жена, но не пошла с ним венчаться, а он так настаивал... И теперь она увидела, что Липа дороже всех Горькому, теперь он «ее».

«Подчас в самые трагические минуты история способна на каламбуры. «Не мой» приобретало и второй смысл. Теперь Горький действительно не мог больше вымолвить ни слова. Никогда. Никому». Мария Игнатьевна его отравила, теперь он «никогда» и «никому» не скажет ни слова», — так Вадим Баранов завершает свой якобы анализ трагической ситуации, которая сложилась в последние дни жизни A.M. Горького.

В жизни Алексея Максимовича Горького все было гораздо проще и сложнее, чем обывательские выдумки, он умер естественной смертью».

Виктор ПЕТЕЛИН



Басинский, П. В. Страсти по Максиму / П. В. Басинский. – М. : АСТ : Астрель, 2011. - 414, [1] с. : ил. : - ISBN 978-5-17-071531-2.

Аннотация:

Известный писатель и журналист Павел Басинский, автор бестселлера "Лев Толстой: бегство из рая", на основе строго документального материала, в том числе и архивного, предлагает свою оригинальную версию сложной и запутанной биографии одной из самых значительных личностей русской истории и литературы конца XIX - начала ХХ столетия. Книга иллюстрирована фотографиями из Музея А. М. Горького в Москве.




Ваксберг, А. И. Гибель Буревестника : М. Горький: Последние двадцать лет / А. И. Ваксберг. – М. : Терра-Спорт, 1999. - 391, [7] с. - ISBN 5-93127-007-8.

Аннотация:

Автор книги, известный писатель, мастер документальной прозы и публицистики, вице-президент Русского ПЕН-клуба, в своем документальном романе исследует последние 20 лет жизни М.Горького, ни на кого не похожей исторической личности, высказывает свое сугубо субъективное виденье событий, происшедших за это время. Основы этого исследования - многоликость Горького, на что обращали внимание многие авторы, писавшие о нем, и прежде всего те, кто лично с ним встречался. Все они отмечали невозможность показать горьковский образ с каким-то определенным знаком - положительным или отрицательным. Знак ускользал, вступал в непримиримый конфликт с реалиями. Однако до сих пор книги о Горьком, особенно биографические, представляли собой почти мифические, зажатые в рамки, строго определенные партийными идеологами, стереотипы. Вот почему в данной книге автор широко использовал свое право творца - изложить свою собственную точку зрения, не отнимая у читателя его права - принять ее или отвергнуть.


Максим Горький в воспоминаниях современников : в 2 томах / [сост. и подгот. текста А. А. Крундышева]. – М. : Художественная литература, 1981. - (Серия литературных мемуаров / под общ. ред. В. Э. Вацуро и др.). - Загл., сост. каталогизатором : Горький в воспоминаниях современников.

Т. 1 / [И. А. Картиковский и др. ; вступ. ст. и примеч. И. С. Эвентова, А. А. Крундышева]. - 1981. - 444, [1] с. : [9] л. фот., ил.

Т. 2 / [Н. К. Крупская и др. ; примеч. И. С. Эвентова, А. А. Крундышева]. - 1981. - 444, [1] с. : [9] л. фот., ил.

Аннотация:

Воспоминания, включенные в первый том сборника, рассказывают о юности А.М. Горького, о времени хождения его по Руси, об участии писателя в революции 1905-1907 гг. и в Великой Октябрьской революции, о его большой общественной работе в первые годы Советской власти.

Во второй том вошли воспоминания о Горьком в послереволюционный период: о его жизни в Сорренто, о триумфальной поездке по Стране Советов, возвращении на родину и о последних днях жизни.


Безелянский, Ю. Н. 69 этюдов о русских писателях : худ. лит. / Ю. Н. Безелянский. – М. : Эксмо, 2008. - 621, [1] с. : портр. - ISBN 978-5-699-26349-3

Аннотация:

Эта книга продолжает тему предыдущей книги Юрия Безелянского "99 имен Серебряного века". Она посвящена русской классической литературе (от Сумарокова до Надсона) и советской литературе (от Пильняка до Высоцкого). Представлены, разумеется, не все авторы XIX-XX веков, но все же присутствуют многие: Пушкин, Тютчев, Белинский, Герцен, Гоголь, Салтыков-Щедрин... Вересаев, Грин, Катаев, Хармс, Галич, Шаламов, Рубцов... Книга написана в своеобразной манере эссе-биографий. Особо выделена тема "Художник и власть", показывающая, на каком историческом фоне и в каких социальных условиях создавались лучшие произведения русской и советской литературы.


Быковцева, Л. П. Горький в Италии : монография / Л. П. Быковцева. – М. : Советский писатель, 1979. - 398, [2] с. : [16] л. ил.

Аннотация:


Книга рассказывает о пятнадцатилетней жизни А. М. Горького в Италии. Это были годы, наполненные многими важными событиями и встречами, неустанным творческим трудом. К Горькому в Италию дважды приезжал В. И. Ленин. На Капри и в Сорренто побывали Г. В. Плеханов, Ф. Э. Дзержинский, А. В. Луначарский, Ф. И. Шаляпин, К. С. Станиславский, А. Н. Толстой, Л. М. Леонов, О. Д. Форш. Алексей Максимович нашел много друзей среди итальянцев — писателей, художников, ученых, политических деятелей, людей труда. Итальянские газеты и журналы, неопубликованные архивные материалы, книги личной библиотеки Горького, воспоминания современников, свидетельства итальянцев позволяют впервые, ввести в обиход много новых фактов, сведений. Мы видим Горького в Италии как писателя, общественно-политического деятеля, знатока и ценителя итальянского искусства, своеобразного человека в сфере личной, бытовой — натуру сложную и самобытную в своих вкусах, привычках, склонностях, душевных движениях.

ГОРЬКИЙ НА КАПРИ

(отрывки из монографии Л. Быковцевой "Горький в Италии")

Горький жил в Италии с 13 октября 1906 года по 27 декабря 1913 года и вторично - с 7 апреля 1924 года по 9 мая 1933 года. В общей сложности 15 лет.

В Италии Горький много и плодотворно работал. Из России на Капри к Горькому приезжало много соотечественников. Г.В. Плеханов, А.В. Луначарский, Ф.Э. Дзержинский, И.А. Бунин, Л.Н. Андреев, А.С. Новиков-Прибой, Ф.И. Шаляпин, К.С. Станиславский , И.Е. Репин, М.М. Коцюбинский. И в 20-30-е годы вилла “Il Sorrito” в Соренто, где жил Горький, была для русских деятелей культуры местом паломничества, как для мусульман священная Мекка.

Важным событием в жизни Горького явились приезды на Капри В.И. Ленина в 1908 и 1910 годах. Именно тогда они сблизились, там окрепла их дружба, установились сердечные отношения.

Горький много путешествовал по миру, но только Италия привязала его надолго и стала для него вторым домом, там, где в тяжелый период эмиграции он нашел убежище и душевное участие друзей, которое помнил всегда. Позднее в советские годы климатическое лечение в Соренто помогло ему справиться с тяжёлой, смертельно опасной болезнью.

Алексей Максимович нашел на Капри необходимые ему для работы уединение и покой, ту тихую пристань, в которой нуждался после трудных скитаний и бездомности.

Капри приводил Горького в состояние душевного подъема... “ Здесь удивительно красиво, какая-то сказка бесконечно-разнообразная развёртывается перед тобой. Капри - кусок крошечный, но вкусный. Здесь пьянеешь, балдеешь и ничего не можешь делать. Всё смотришь и улыбаешься...” .

Горький работал не покладая рук по 14 часов в сутки и с великой радостью. Отдых давали писателю прогулки по острову, участия в народных празднествах, купанье, рыбная ловля, музыкальные и литературные вечера, которые устраивали то в доме Горького, то у кого-нибудь из проживающих на Капри знакомых. Но лучшим отдыхом была рыбная ловля и охота на акул. Алексей Максимович ежедневно шёл в Марина Пиккола. Спускался по крутой тропинке на пустынный и тихий берег к месту, которое отличалось удивительной красотой. А море было настолько спокойным, чистым и прозрачным, что дно просматривалось на много метров и видны были причудливые камни, водоросли, диковинные обитатели водного царства, вся та морская экзотика, которой не устаешь любоваться никогда. Здесь пахло смолой, рыбой, водорослями, стояли лодки и рыбаки в красных вязаных колпаках чинили сети. Алексей Максимович присоединялся к рыбакам. Наступали блаженные часы.

«Великолепно здесь! Сколько силы, красоты, надежд на будущее!» - восторженно писал Алексей Максимович из Рима Е.П. Пешковой в конце ноября начале декабря 1907 года.

И тогда же К.П.Пятницкому: "Здесь так хорошо, и, когда вспомнишь безграничность человеческой пошлости,- здесь она представляется ещё более гнусной, лишней для жизни, оскорбительной для человека". О пребывании Горького в Риме сообщали многие итальянские газеты. Так, например, столичная «La tribuna» писала: «Уже в прошлый приезд в Рим он побывал в главных музеях Рима и сейчас открывает для себя небольшие галереи и памятники, менее посещаемые туристами... Он вдоль и поперек исходил город, побывал в районах наиболее характерных... часто уважительно приветствуемый узнававшими его горожанами. Ему очень нравится город. Он изучает и любит наше искусство, нашу литературу и наш народ...»

Газета «Avanti» публиковала подробное сообщение своего корреспондента о беседе с Горьким.Вид на мост и замок Святого Ангела «Италия - страна своеобразной красоты, которая меняется от одного района к другому,- делился своими впечатлениями писатель.- Я рассматриваю ее как общечеловеческий музей, как музей Истории Человечества. Если побывать во многочисленных музеях и картинных галереях Италии, то можно шаг за шагом проследить длинный и нелёгкий путь человечества к прогрессу. Иногда мне кажется, что я нахожусь в громадной школе, где собраны колоссальные исторические ценности, но заниматься в этой школе так легко и приятно, что душа радуется, а нравственные силы укрепляются.»



Анненков, Ю. П. Дневник моих встреч : цикл трагедий: [В 2 т.] / Ю.П. Анненков; Вступ. ст. П. Николаева. - Репринт. изд. - М. : Худож. лит., 1991 - . Т. 1. - 344,[2] с. : портр. - ISBN 5-280-02314-0

Аннотация:


Юрий Павлович Анненков (1889 - 1974) - художник, книжный иллюстратор, кинематографист и театральный режиссер, талантливейший портретист, создавший целую галерею образов поэтов и прозаиков, композиторов и режиссеров, артистов и художников, политических и партийных деятелей. Портреты А. Ахматовой и Б. Пастернака, иллюстрации к поэме "Двенадцать" Блока давно уже стали классикой. "Дневник моих встреч" - сюита литературных и художественных портретов людей, с которыми судьба сводила Ю. Анненкова. Первый том составляют воспоминания о М. Горьком, А. Блоке, Н. Гумилеве, А. Ахматовой, С. Есенине, В. Маяковском, Б. Пильняке, Е. Замятине и др.



Баранов, В. Беззаконная комета : Роковая женщина Максима Горького / В. Баранов. - М. : Аграф, 2001. - 380, [1] с. : [8] л. ил. - ISBN 5-7784-0136-1

Аннотация:

"Беззаконная комета: Роковая женщина М. Горького"

О баронессе Марии Будберг, "агенте влияния", возлюбленной Максима Горького, женщине выдающегося ума и авантюристического склада, о ее связях с ЧК и английской разведкой, и о самом Максиме Горьком человеке, писателе, о тайне его смерти.

Среди действующих лиц - Ленин, Сталин, Зиновьев, Каменев, Р. Роллан и другие выдающиеся личности.

Книга представляет интерес для самого широкого круга читателей.


Рацкая, Ц. С. Музыка в жизни и творчестве А. М. Горького / Ц. С. Рацкая ; [под ред. О. Очаковской]. – М. : Музыка, 1985. - 61, [2] с. : ил.



Сарнов, Б. Сталин и писатели. Кн.1 / Б. Сарнов. - М. : ЭКСМО, 2008. - 832 с. - (Диалоги о культуре). - ISBN 978-5-699-24794-3.

Аннотация:

Новая книга Бенедикта Сарнова «Сталин и писатели» по замыслу автора должна состоять из двадцати глав. В каждой из них разворачивается сюжет острой психологической драмы, в иных случаях ставшей трагедией. Отталкиваясь от документов и опираясь на них, расширяя границы документа, автор подробно рассматривает «взаимоотношения» со Сталиным каждого из тех писателей, на чью судьбу наложило свою печать чугунное сталинское слово. В первую книгу из двадцати задуманных автором глав вошли шесть: «Сталин и Горький», «Сталин и Маяковский», «Сталин и Пастернак», «Сталин и Мандельштам», «Сталин и Демьян Бедный», «Сталин и Эренбург».



Быков, Д. Л. Был ли Горький? / Д. Л. Быков. - М. : АСТ : Астрель, 2008. - 348 с. : фото. - ISBN 978-5-17-054542-1.

Аннотация:

Максим Горький - знаменитейший советский писатель, увековеченный в названиях городов, улиц, самолетов и почти исчезнувший из культурного обихода в новую, постсоветскую эпоху. Много лет его превозносили как "буревестника революции", преданного приверженца и пропагандиста коммунистических идей, а потом за это же осуждали. Между тем он никогда не был стопроцентным большевиком, его творческий метод не укладывается в прокрустово ложе "социалистического реализма", а его биография далека от стандартов пролетарской морали. В книге известного писателя, поэта, историка литературы Дмитрия Быкова Горький предстает незаурядным человеком, выдающимся мастером русской прозы, свидетелем и летописцем великих исторических событий.




134

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!